Февраль 2007

 

01.02.2007

            После 12 ночи отключились Интернет и ТВ, поскольку в суете их забыли оплатить. Ну ничего, утром оплачу. Сейчас ночь, спать не ложусь, жду поезд с Илюхиной посылкой, а поезд опаздывает на 1,5-2 часа, хотя это уже не 5 часов отставания, как было у него в ГК. Созвонился с проводницей: прибытие ожидается в 3-4 часа утра, самое сонное время.

            Форум на сайте более-менее наладился и работает. Я заказал установку антиспамерского мода, который сам попробовал поставить, но что-то не получается, а разбираться некогда. В Гостевую книгу повадились писАть спамеры, гашу их посты по 3-6 штук в сутки, надо бы что-то от них придумать.

            Дня три назад позвонила тётка по моему объявлению о покупке щенков алабая. У её суки они должны на днях родиться и тётка ищет покупателей. Щенки без родословных, но вроде как породистые. Отдаст щенка за 1500 рублей. За девочку, думаю, можно будет договориться и меньше, а, возможно, и бесплатно отдаст. Всё равно, если не найдёт покупателей, то «закопает» их по туркменской традиции.

            На днях же звонил из Краснодара юрист, договор он подготовил и сказал, что надо получить 3 вида справок: из Управления юстиции, из кадастра и из налоговой службы на продавцов земли. После этого можно нести договор о покупке на оформление. Сейчас, естественно, не до сбора справок, надо срочно вытаскивать Стаса из болячек. Земля никуда не убежит.

            Поезд пришел в 3 часа ночи, опоздав всего на час. Я забрал у проводницы посылку и в 4 уже был дома. Лёг спать и проснулся без 15 десять.

            Днём заехал к жене на фирму, пообщался с сотрудниками, потом рванул к Стасу. Стас выглядит существенно лучше, хотя всё так же тощ и слаб. Но уже иногда улыбается, ест всякие правильные вещи, причёска у него выровнялась, а то волосы торчали в разные стороны пепельными стрелами. У него дежурила тёща – золотой человек, но иногда уж очень энергичная. Стас, похоже, с трудом выносит её беспрерывные советы (вполне, чаще всего, толковые). Сегодня с утра Стасу делали рентген и по снимку сказали, что состояние его лёгких существенно улучшилось, отёчность в нижних долях рассасывается. Собрались начать давать ему какое-то новое лекарство, но мы воспротивились. Пусть останется всё, как есть, а то его опять «долечат» до прежнего состояния. Сегодня температура у него +36,3оС, он нагревается примерно на 0,4оС в сутки. Завтра пора остановиться.

 

02.02.2007

            С утра поехал за результатами гистологии. Предварительный диагноз о раке вилочковой железы с разрушительными метастазами в лёгких сняли, но ясности это не прибавило: вроде как нашли очередную болячку в лимфе, но опять-таки без точного диагноза. Есть новый предварительный, который прояснится ко вторнику. А я совсем не уверен, что новый диагноз будет верным. Нет главного симптома этого нового предполагаемого заболевания. Да и динамика стала положительная, лучшает парню, хотя температура опять переползла штатный рубеж в верхнюю сторону. С другой стороны, было бы странно ожидать температуру 36,6 у человека в Стасовом состоянии. Короче говоря, единственным объективным показателем является вектор изменения общего состояния организма. Указывает он в сторону выздоровления - значит «товарищ идёт верной дорогой».

            У Илюхи на ферме ситуация не улучшается: снег продолжает валить стеной, солярка опять на исходе, а выехать за ней по заваленной снегом дороге он не может. И у Ганса наметилась проблема: короста не сходит, есть опасность нагноения.

            Звонил отец, он в шоке от известий о Стасе, я ему раньше ничего не говорил. Как мог, успокоил его, сказал, что есть улучшение.

            Отвык я от московских дорожных нравов. В некоторых ситуациях возникает искреннее сожаление об отсутствии в бардачке боевого пистолета. Воистину прав был Будда, который говорил, что высшими жертвами являются любовь к человечеству и нравственная жизнь. Со второй частью я ещё справляюсь, но с первой иногда случаются сбои.

            Установил в гостевой книге защиту от спамеров. Будем надеяться, что хоть немного поможет. Заказал у спецов установку качественной антиспамерной защиты на форум, завтра обещали сделать. Та, которая там сейчас стоит, преодолевается некоторыми роботами.

            Защита гостевой рулит, за время с момента её установки ни одного спамерского поста ещё не пришло, а раньше я бы уже выгасил штуки три. Завтра утром станет окончательно понятна её эффективность.

 

03.02.2007

            Утром заглянул в гостевуху: ни одной спамерской записи за всю длинную предсубботнюю ночь! Моя радость не знает границ J !

            Звонил Ирине, она у Стаса. Он как раз завтракал, температура 35,3оС. Похоже, что новый «широкополосный» противовоспалительный антибиотик делает своё дело хорошо. Стасова задача на ближайшие дни – набрать максимум сил перед переездом в другую больницу, где, скорее всего, ему предстоит новое тщательное обследование.  Чем в более здоровом состоянии он туда попадёт, тем больше вероятность того, что обследование выявит точную причину заболевания. У меня на этот счёт есть своё, вполне конкретное мнение, которое, как я надеюсь, подтвердится в процессе предстоящего обследования.

            Илюха сообщает, что отправился пёхом в ГК снимать остаток денег с карточки. Завтра ему обещали помочь с доставкой солярки. Деньги надо хранить в банке, под кроватью. Тогда не придётся лишний раз по заснеженным полям топать.

            Хотел купить Стасу в соседнем универсаме перги, но даже самого отдела, торговавшего пчелопродуктами, не нашел. Полез в Инет, стал искать пергу в московских магазинах. Нашел несколько, где она бывает, позвонил: «в наличии нет». После довольно долгих поисков нашел, наконец, лавку алтайской пасеки в Одинцово, в которой перга была. Сел в машину и погнал туда. Без проблем нашел их, купил 450 гр. перги (в трёх баночках по 150 гр.) и поехал к Стасу. Посидел у него часа полтора, пообщались, поспорили с тёщей о методике его лечения и я вернулся домой. «Перговый» круг получился ровно 150 км. Температура у Стаса перед моим отъёздом была 35,4, что для его нынешнего состояния нормально. Он медленно вылезает из того почти мёртвого состояния, в котором находился ещё неделю назад.

            Илья благополучно сходил в банк за деньгами, а Игорь из ГК выручил Илюху, подвезя ему солярку на ферму, так что проблема на время снята. Теперь хорошо бы ещё сеном разжиться, что бы Лизку не заморозить, и все будут счастливы.

            Хорошая новость под конец дня: Стас сегодня вечером впервые за много дней смог выйти из палаты и самостоятельно погулять по коридору 5 минут. Жена сказала, что коленки у него после этой прогулки дрожали. Ну да ничего, главное, как сказал бы М.С., «процесс пошёл».

 

04.02.2007

            Ну нельзя радоваться раньше времени L… У Стаса ночью опять сильно подскочила температура и до сих пор не спала. Надо очень и очень аккуратно выводить его из болезни и не прозевать какой-нибудь рецидив, который запросто может случиться.

            Предлагают поставить рекламный баннер. Говорят, что с его помощью можно отбить расходы на хостинг и доступ, что мне совсем бы не помешало. Непонятно только, насколько этично это будет выглядеть. Включил голосование в соответствующей теме форума и в отдельной голосовалке с входом с главной страницы сайта. Никогда я этим делом не промышлял и порядков не знаю.

            У Илюхи опять забарахлил отопитель. Похоже, что в солярке вода; это довольно часто бывает. Он заменил топливный бак и обогрев восстановился.

            Илья сейчас слил солярку из бака, нашел там много грязи и кусок льда. Причина отказа отопителя стала очевидной.

            По ходу дел изучаю спрос на мёд. Народ интересуется только качественным горным мёдом, да и то при наличии гарантии качества и происхождения. Так что мысль специализироваться на нём оказалась правильной.

            Выяснил, что у меня ещё есть, что продать. Завтра встречаюсь со спецом по монетам, попробую продать небольшую коллекцию монет, которая у меня есть. Всё равно я их сейчас активно не собираю; может порадуют они какого-нибудь коллекционера.

            У Гансика некоторое улучшение, похоже, что промывание перекисью водорода помогло. Эльза мёрзла в одиночестве и Илюха подкинул ей сена из Гансовых запасов, так что теперь ей должно стать теплее.

            Идёт последний месяц зимы. Хотя она и выдалась относительно тёплой, но радости не принесла. Заглядываю иногда на счётчик, отсчитывающий оставшееся до наступления лета время и оптимизма прибавляется.

            Блин! Опять у Илюхи проблема с отопителем. И опять с передним подшипником. Завтра будет снимать переднюю крышку и смазывать его. Благо там дел минут на 20, хотя без навыка можно и час провозиться.

 

05.02.2007

            Не везёт Илюхе с техникой: он всё смазал, проверил, а отопитель не запускается и даже не крутится. Очень возможно, что сгорел двигатель. Как он мог сгореть при включенном тепловом предохранителе, непонятно. Я обратился к знакомому пасечнику, который хорошо разбирается в технике, с просьбой помочь Илье. Они связались по телефону и договорились, что тот подъедет на ферму. А если не смогут починить?

            У Стаса небольшая температура, но в целом состояние терпимое. Сегодня приходил зав. отделением и сообщил диагноз, который они Стасу собираются поставить. Диагноз тяжелый, но дело в том, что с имеющимся в НИИ туберкулёза оборудованием такой диагноз точно поставить невозможно. Можно только предполагать, что, в качестве одного из вариантов, может оказаться и такой. Более того, они ни в чём, кроме туберкулёза, не разбираются (сами признавались). Ждём завтрашнего дня, там более грамотные врачи с более совершенным оборудованием заканчивают обработку материала. Поглядим, что они скажут. Всё, конечно, может быть, но ничего из этого меню не хочется, кроме здоровья.

            Продал сегодня несколько русских монеток за небольшие деньги. Перед уходом покупателей (конкретные такие ребята приходили), разговорились. Я им сказал, что часть монет у меня куда-то запропала и рассказал, какие именно. Пришел, рассказал жене. Не надо было этого делать, виноватым оказался я.

            К Илье на помощь приезжал пасечник, но починить отопитель не смог, снял его и забрал с собой. Предложил Илюхе установить печку-буржуйку и, возможно, завтра привезёт её.

            Звонила дама с собаками. У её алабаихи родились 5 щенков, два кобеля и 3 суки. Одного кобеля она забраковала за мелкость, у второго от купирования ушей возникло заражение и он сдох, остались 3 суки, две крупных, одна мелкая. Договорились, что одну крупную она придержит для меня. Через месяц её можно будет забирать.

            Стас к вечеру чувствует себя нормально, хотя голос у него хрипловатый и тянущийся.

            Голосовалка уже наработала некоторую статистику, так что, похоже, с баннером появляется ясность.

 

06.02.2007

            С раннего утра прогулял собаку и поехал в больницу за результатами анализов. По московским пробкам дорога в 8 км занимает около 1,5 часов. Приехал, нашел врачиху, но – увы – результатов не было, ещё не закончили обработку. Велели приходить завтра утром. Вернулся домой (те же 1,5 часа), попил чаю и поехал к Стасу. Посидел у него около часа. Он выглядит более-менее нормально, только бледный и тихий. Оброс бородой и смахивает на Жилина из «Кавказского пленника» Л.Толстого. По ходу общения зашла его лечащая врачиха, поговорил и с ней.  У них завтра кончается антибиотик, который они колют Стасу, хватит только на утреннюю капельницу. Сообщил Ирине и она нашла его где-то в аптеках, заказала привезти на дом. Сижу жду.

            Потом я поехал домой, а тёща осталась со Стасом. Вечером жена её сменит.

            Пасечник привёз Илюхе буржуйку и сейчас они её устанавливают. Спасибо хорошему человеку.

            Заслал в google анкету для установки платного баннера, через неделю обещают ответ. Народ, как оказалось, не против его размещения на сайте. Теперь дело за малым: получить «добро» от гугла, поставить баннер и как-то тонко намекнуть гостям, что бы они иногда на него нажимали J.

            Созвонился с Илюхой. Буржуйку установили и растопили. В вагончике +25. Илья наладился ходить в город пешком, причём ходит по дороге. А до города по ней 14 км. Иногда его подбрасывает попутка, а сегодня он нашел путь, срезающий большой изгиб дороги, чем сократил расстояние километра на 2,5. Джип по-прежнему стоит на горе, засыпанный снегом, но погода за последние 2 дня малость потеплела и Илюха надеется, что снег скоро стает.

 

07.02.2007

            Половина сегодняшнего дня повторила с высокой точностью вчерашнюю первую половину. Опять езда 1,5 часа в больницу, облом, 1,5 часа обратно до дома. Гистология готова, просмотрена профессором и отправлена на дополнительное исследование. «Картина размытая», - сказал профессор. Уточнить пообещали опять же к завтрашнему утру. Но прогнозы патологини стали мягче, что вселяет определённые надежды. Из дома поехал с лекарством к Стасу. Потрепались с ним и я отправился продавать очередную маленькую порцию монет. Просидел с покупателем часа два, очень попался опытный товарисЧ. Он коллекционирует довольно узкий список стран и ничего нового для себя среди моих монет не нашел. Выбрал несколько экземпляров для дублей и кое-что купил для своего приятеля. Продал ему за малые деньги 57 современных индийских монет; итальянское Сомали продавать не стал, по цене не сошлись.

            Илюха, похоже, рад буржуйке и шлёт мне SMS-ки, что бы я не покупал печку Бутакова. Хозяйственный, однако J. По его словам, самочувствие Гансика улучшается, короста с причинного места почти сошла, опухоль уменьшилась. Посмотрел прогноз погоды по ГК: в ближайшие дни обещают до +13 днём. При таком тепле снег должен непременно сойти.

            Пришло согласие от гугла на установку баннера на этот сайт. Пора разбираться и запускать программу.

           

08.02.2007

            Стасу со вчера поплохело и я сегодня целый день мотался по больницам. Точного диагноза нет и, похоже, в ближайшие дней 10 не будет. Это плохо. Писать нет ни сил, ни времени. Позже, всё позже.

 

09.02.2007

            Сегодня радостнее не стало. Некоторых российских врачей стоило бы вешать на площадях за ноги для всеобщего обозрения и позора. Предпринимаю экстренные усилия для разрешения сложившейся ситуации. Мир не без добрых людей.

 

10.02.2007

            У Илюхи всё нормально. Сегодня до него дошла порция денежки и он за ними приехал в ГК на оттаявшем джипе. Гансик, временно проживающий в вагончике, выходит гулять на улицу, а потом сам запрыгивает обратно на довольно высокую ступеньку и забирается в клеточку.

            Для решения Стасовых проблем подключили, с одной стороны, серьёзного силового чиновника (для перевода Стаса в правильную больницу), а с другой - установили контакт со знаменитой зарубежной клиникой, в которую вчера были отправлены материалы о состоянии здоровья Стаса.

            Приводили сегодня утром к Стасу сенса. Солидная такая тётка. Сила в ней есть, но помогут ли её манипуляции – непонятно. Давно я с сенсами не общался. Во время её работы во мне возникло подзабытое ощущение ясновидческой силы, которое можно только шкурой почувствовать, а передать словами затруднительно. Дай Бог, что бы от её стараний у Стаса прибавилось сил, которые ему очень пригодятся в ходе дальнейшего лечения.

            Гугловская машинка работает, кто бы мог подумать? Возможно, что заработка действительно хватит на оплату хостинга сайта и доступа по GPRS.

 

11.02.2007

            Проклятые выходные! Приходится тупо ждать, ждать, ждать…

            Вчерашнее обещание сенски действительно исполнилось, из лёгких Стаса вышел ком дряни, мешавший ему дышать. То ли ингаляции помогли, то ли пассы тётки, но факт «имеет место быть». Дышать стало легче.

            Ответ от «иностранщины» можно ждать не раньше сегодняшнего вечера, а от наших – только завтра к обеду.

            Сегодня ночью попробовал попользовать свои прошлые сенсовые навыки. Пообщался, так сказать, с высшими силами, всё одно спится плохо и тревожно. Общение до известной степени удалось, теперь осталось только понять, что бы это значило…

            Вчера, когда отвозил обратно сенсовую тётку, мы с ней разговорились. Она пожаловалась на то, что с тех пор, как она начала лечить людей, покоя у неё не стало. Хотела бросить это дело и пошла к священнику за советом, а тот ей сказал, что раз такая сила ей дана – людей лечить – то бросать нельзя. Я с ним в этом не согласен. Мало ли какие у человека природные или приобретённые навыки появляются. Делать надо не просто то, что у тебя хорошо получается, а то, к чему у тебя душа лежит. Если делаешь такое дело, к которому есть внутренняя тяга, то и получаться оно начинает рано или поздно хорошо. А если ты что-то умеешь делать, но это тебя каким-то боком напрягает или обременяет, но с какой стати это дело делать? Мало ли умений у человека может быть… Я эту тётку хорошо понимаю. Но она от этого дела не отойдёт, потому что за деньги лечит. И успешно лечит – за ней всегда хвост больных ходит. То есть, она этим себе на жизнь зарабатывает, а это уже профессия – отставить тяжело.

            Приехала жена от Стаса, попросила съездить к нему меня. Поехал. Вид у него, конечно, бледный. Поговорили о перспективах лечения, потом он оделся и вышел в коридор для проверки сил. Надо было понять, сможет ли он сесть в рейсовый самолёт, если забугорье согласится принять нас на лечение. Малость его заносит, но шагов 20 он прошел вполне убедительно. Если не спешить и на длинных отрезках использовать кресло-каталку, то мы вполне сможем добраться до самолётного кресла. На прилётной стороне нас встретят прямо у трапа. Главное, что бы согласились принять.

 

12.02.2007

            Сегодня с утра отвёз гистологические стёкла в институт, куда хотим перевести Стаса, и спецы, вроде бы, пришли к общему мнению по поводу диагноза. Но это опять другой диагноз (крупноклеточная лимфома).

            Из-за бугра пришло согласие на приём Стаса, ожидаю с часа на час приход по факсу приглашения на лечение, которое надо будет представить в консульство принимающей страны. Если сегодня получу его, то завтра с утра еду оформлять визы.

            Приглашение пришло. Со слов отправителя точно такое же было отправлено и в консульство. Завтра утром иду сдавать документы на получение визы. Если, опять же, всё пройдёт благополучно, то послезавтра мы уже будем в хорошей забугорной больнице. В ещё лучшую больницу мы не попали, поскольку у меня нет международной кредитки. Старую, просроченную ещё в прошлом году, я выкинул, а новая мне была ни к чему. Совсем забыл, что приличные карточки надо ждать до 5-и дней. Завтра пойду решать и эту проблему.

            Повис в воздухе вопрос с переводом Стаса в другую московскую больницу. Если завтра дадут визу, то нет смысла класться туда на половину дня. Посмотрим по ситуации.

 

13.02.2007

            За сегодня удалось сделать всё необходимое: сдал документы в консульство, после обеда получил визу, в перерыве открыл банковский счёт и за отдельные деньги получил кредитку Visa Classic; вечером купил билеты на самолёт и застраховал себя и Стаса. Вылетаем завтра днём в славный город Тель-Авив. Нас должны встретить у трапа самолёта и прямиком отвезти в больницу, одну из лучших в Израиле. Не знаю, какими словами благодарить неизвестного мне благодетеля, который взялся оплатить лечение Стаса. В лучшем случае это будет счёт на много десятков тысяч долларов. Все внебольничные расходы несёт семья. Израиль – наиболее успешная страна в деле лечения больных стасиковой болячкой. Надеюсь, что их врачи смогут, наконец, поставить предельно точный диагноз заболевания, а не такой, как у нас, приблизительный и с тремя вариациями.

            Не знаю, в каких условиях я буду жить там и будет ли у меня компьютер. Если будет возможность писать, то я непременно продолжу эти записи и буду сообщать о том, как идёт лечение Стаса и как обстоят дела на ферме.

            Пока прощаюсь с Вами, уважаемые читатели моих записок. Держите кулаки за Стаса, поддержка ему очень сейчас пригодится. Но главное – долететь завтра до места назначения.

 

14.02.2007

            Вчера вечером Стас подробно проинструктировал меня, как с ним обращаться и что делать, если ему в дороге станет плохо. После инструктажа он потребовал у меня дать ему обещание, что я во что бы то ни стало довезу его к завтрашнему вечеру до израильской больницы. Похоже, что сам он мало в это верил. Я пообещал

            Настало утро и гонка, где в качестве приза предлагается Стасова жизнь, началась.

            Встали в 6-30 (Ирина, похоже, вообще спать не ложилась). Дособирали немногочисленные вещи, рассортировали документы, присели на дорогу и в 7-30 выехали в аэропорт Домодедово (с большим запасом по времени). Дороги уже почти расчистили после вчерашней метели, пробок не было и мы благополучно домчались до места. Машину вёл я, Ирина контролировала состояние Стаса. Остановились как можно ближе ко входу в зал вылета и Стас медленно дошел до кресел в зале. Ирина погнала машину на стоянку, а я, оставив Стаса, пошел в медпункт просить каталку. Тамошний начальник, взяв меня за рукав, подвёл к сотрудникам и велел им обеспечить доставку Стаса до трапа самолёта. Один из них взял кресло на колёсиках и мы вернулись в зал вылета. Подошла Ирина, а я отправился менять рубли, собранные друзьями и родственниками, на доллары: спонсорская помощь хотя и была обещана, но ещё не поступила.

            Через несколько минут началась регистрация и нам предстояло пройти предварительный контроль израильской службы безопасности, обслуживающей рейсы Эл-Аль, одним из которых мы летели. Всё у нас было хорошо, но билеты были только в одну сторону, так как мы не знали, сколько продлится лечение. Израиль таких туристов не приветствует и запросто может не пустить к себе человека без обратного билета. Я ввёз Стаса в зону контроля и дежурная сотрудница стала нас подробно расспрашивать, куда мы летим, с какой целью, кто упаковывал наш багаж и не брали ли мы у кого-нибудь постороннего что-то для передачи в Израиль. Выслушав наши ответы, она пропустила нас дальше. Проверили и нашу сумку с тряпками. Потом мы быстро прошли процедуру регистрации и сотрудник медслужбы аэропорта повёз Стаса на каталке в зону паспортного контроля и далее сквозь пост российской службы безопасности. Стаса пропустили почти без проверки, а мне пришлось снимать плащ, пиджак, брючный ремень и ботинки. Всё прошли без проблем. В нужное время объявили посадку в самолёт, Стаса довезли непосредственно до его входной двери. Дальше Стас пошел к креслу сам. Я отложил в отдельный карман небольшую денежку для того, что бы дать её санитару, но сделать этого не получилось, так как на входе в самолёт его отсекла израильская служба безопасности, а выйти мне к нему так же не позволила. Мы сели в самом хвосте на специальные места для инвалидов, которые отличались от обычных только матерчатой шторкой, позволяющей отгородиться от пассажирского салона. Самолёт вылетел с пятиминутным опозданием. В полёте Стас ничего не ел и состояние у него было весьма напряженное. Ближе к концу полёта у него стала подниматься температура (38,1) и для сохранения дееспособности пришлось съесть жаропонижающую таблетку. В целом же полёт он перенёс вполне успешно.

            В аэропорту им. Бен-Гуриона нас уже ждало кресло на колёсиках, отличающееся, правда от российского тем, что оно было электрическое, с девушкой-водителем и сопровождающим в строгом чёрном костюме по имени Хаим, которое было написано на медной табличке, приколотой к его пиджаку. Мы сели в каталку и девушка лихо погнала её по длиннющим аэропортовским переходам к залу службы паспортного контроля. Туда нам въехать не разрешили и мы пошли дальше пёхом в сопровождении вежливого и предупредительного Хаима. Он провёл нас через специальный пункт контроля, где не было очереди прилетевших, потом в зал для получения багажа. Стас шел сам довольно уверенно, только пару раз его слегка занесло, но мы успели среагировать. В перерывах он передыхал, сидя на багажной тележке. Найти встречавшего мне не удалось и пришлось звонить Дмитрию. Хаим позвонил сам со своего мобильника, потом нашел нашего водителя (который стоял в стороне без всякой бумажки в руках). Сдав нас ему с рук на руки, он пожелал нам успешного лечения и удалился.

            Машина к 17 часам довезла нас до больницы, где нас ждал Дмитрий, сотрудник принимающей фирмы. Он зарегистрировал нас в больничной регистратуре, подогнал каталку для Стаса и мы поехали в зал первичного приёма больных. Зал напоминал кафе с круглой барной стойкой в центре. По периметру расположились кабинки, закрываемые шторами, в каждой из которых стояла специальная больничная кровать-каталка весьма сложной конструкции. Почти все «кабинеты» были заняты и постоянно подвозили новых поступающих. Их ставили в очередь, которая довольно быстро двигалась. Я сразу вспомнил американские сериалы про больницы, где все бегут по коридорам, катя каталки с больными, а сёстры бегут рядом с подсоединёнными капельницами в руках. Здесь всё делалось не просто быстро – стремительно. Нас ввезли в кабинку, прямо в одежде и ботинках положили на чистые простыни трансформируемой кровати, тут же изогнули её так, что бы Стасу было удобно полусидеть, ввинтили ему в вену канюлю, подключили к ней капельницу с каким-то раствором, взяли анализ крови, сделали кардиограмму, измерили давление и температуру. К кровати скотчем прилепили лист с его именем и данными, переодели в пижаму и отвезли на рентген. Весь наш багаж ездил прямо с ним, на нижних полках каталки. Ещё через 10 минут его вернули из рентгеновского кабинета в приёмный зал, где группа врачей уже рассматривала на компьютере свежий снимок его грудной клетки и результаты анализа крови. Мне сразу показали на его правое лёгкое, которое почти не просматривалось: «Дело плохо». За 40 минут, проведённых в приёмном «покое», на Стаса собрали столько информации, сколько не накопили за всё время его лечения в российских больницах.

            Дальше его отвезли в отдельную палату, присоединили к нему какие-то непонятного назначения приборы и продолжили что-то исследовать ещё некоторое время. В конце-концов Стаса оставили в покое и накормили ужином. На удивление, температура у него не поднималась до самой ночи и выглядел он немного бодрее меня.

            Пока Стаса обследовали в приёмном покое, Дмитрий отвёз меня в гостиницу, я оставил там вещи и вернулся в больницу. Вечером сходил в магазин и купил Стасу запас воды, а себе кирпич серого вкусного хлеба и бутылку Coca-Cola. Я этот напиток обычно не пью, но днём в самолёте имел глупость съесть предложенный обед из блюд местной кухни. К вечеру у меня появился противный запах изо рта и вкусовое ощущение, как после обильной пьянки. Пришлось запить это колой и всё прошло. Ночевать Стас остался один, а я поехал в гостиницу, наказав ему нажимать на кнопку вызова медсестры при малейшем дискомфорте.

 

15.02.2007

            Ночью у Стаса во сне поднялась температура и он проснулся в мокром от пота белье и с помутнённым сознанием, которое не подсказало ему нажать на кнопку срочного вызова врача. Так он и пролежал до утра, когда немного пришел в себя и смог переодеться.

            Я с утра умылся, слазил в Интернет с гостиничного компа, посмотрел новости. Попробовал написать латиницей сообщение в форум, но не сразу понял, что окно сконструировано под писание на иврите и строчки выходят справа налево, хотя и латинскими буквами. Плюнул и поехал к Стасу.

            Застал я сына в бодром настроении, позавтракавшего овсяной кашей с джемом и готового на подвиги. Мы пообсуждали с ним перспективы гуляния по улице, но тут пришел медбрат и взял у него кровь на анализ. К обеду пришел онколог и сделал пункцию костного мозга, проделав заметную дырку в тощей Стасовой заднице. Не успел Стас оправиться от этой зверской процедуры, как позвонил Дмитрий и велел срочно одеваться, брать такси и ехать на какой-то грандиозный осмотр-обследование с помощью томографа и радиоактивного йода, вводимого в вену. Это обследование должно показать все места в организме Стаса, где присутствуют раковые клетки. По ходу сборов у Стаса начала подниматься температура и он всё больше и больше слабел. Я довёз его на каталке до выхода из больницы, посадил в такси и мы через 10 минут были на нужном перекрёстке, где нас встретил Дмитрий. Оказалось, что можно было особенно не торопиться, так как ждать вызова нам пришлось минут 40. За это время Стасу совсем поплохело, окружающие смотрели на него с жалостью и тревогой, а он, того и гляди, мог шлёпнуться в обморок. Наконец ему разрешили съесть жаропонижающую таблетку и пригласили в кабинет. Процедура продолжалась около 2-х часов и я реально опасался, как бы чего плохого не случилось. Наконец он вышел, пошатываясь, из кабинета и сел в кресло напротив, ожидая подтверждения того, что процедура завершилась успешно. Ещё минут через 10 такое подтверждение было получено и мы отправились обратно в Ихилов. Пока мы ехали по длинному ихиловскому коридору, Стас увидел автомат по продаже мороженого и запросил порцию. С разрешения сопровождавших нас врачей я купил ему эскимо. В палате Стас съел мороженое (с заметным аппетитом, так как не ел с самого утра), потом принесли ужин, он и его съел. К сожалению, он может есть только что-либо совсем жидкое, так что много чего пришлось оставить на подносе.

            День для Стаса выдался трудный, но он вытерпел всё, что с ним делали, плюс преодолел собственную слабость. Наиболее болезненная часть сбора информации о состоянии его организма подходит к концу, осталось только проверить работу сердца. Результаты анализов соберутся вместе к вечеру воскресенья и, надеюсь, по ним будет поставлен окончательный диагноз. Предварительные данные говорят о весьма сложном и тяжелом его состоянии. Если версия о лимфоме подтвердится, то уже с понедельника к нему применят химиотерапию. Это большой риск в его нынешнем хилом состоянии, но другого выхода просто нет.

 

16.02.2007

            Вечером позвонила знакомая тель-авивская врачиха скорой помощи, с которой мы виртуально общались в инете. Она предложила помочь в поиске квартиры, поскольку жить в гостинице накладно. Мы договорились встретиться в Ихилов в 9 утра и просмотреть несколько вариантов.

            Я проснулся в 5 утра с мыслью, что забыл флэшку в гостиничном компе. Быстро оделся и побежал проверять. Там она и была, никто на неё не покусился.

            В 8-30 я уже сидел в палате у Стаса. Вид у него был утомлённый. Ночью у него опять поднялась температура и ему пришлось пить таблетку и потом 5 раз переодевать промокшее от пота бельё. Это его здорово утомило и сегодня вечером мы договорились с медсестрой, что она будет контролировать его состояние ночью и помогать переодеваться, если понадобится.

            Елена пришла ровно в 9 и мы отправились по прилегающим к больнице улицам искать варианты. Зашли в несколько брокерских контор, которые предлагали разные, но схожие варианты по весьма высоким ценам. Проходив половину дня, мы всё-таки нашли приемлемый вариант почти двухкомнатной квартиры на 1-м этаже за 650 долларов в месяц, плюс счета за электричество, плюс гонорар маклеру в размере месячной оплаты. Если арендовать на 6 месяцев (предполагаемый срок лечения Стаса), то получится, что квартира обойдётся в 750 баксов в месяц. Дешевле нет ничего. Я впал в задумчивость от таких цен, хотя это в два раза дешевле, чем жить в гостинице. Есть и ещё проблемы: что бы снять квартиру, надо не только заключить договор, но и представить двух гарантов со справками о заработной плате. Плату предпочитают получать чеками книжки, которой у меня нет и платить надо за 2 месяца вперёд.

            В конце-концов мы утомились и еле дотопали до больницы, где рассказали Стасу про имеющиеся варианты. Решили, что в ближайшие дни я съезжу в пригороды и приценюсь к тамошним квартирам.

            После обеда мы со Стасом отправились на прогулку, которую и совершили не слишком удачно. У Стаса поползла вверх температура, а мы зашли уже довольно далеко (метров за 200 от входа в больницу). Пришлось сидеть на лавочке и передыхать. По ходу отдыха у Стаса начался озноб и пришлось немедленно возвращаться. У входа в больницу я посадил Стаса на каталку и мы быстро доехали до палаты. Там он ещё минут 30 отдыхал и приходил в себя. Надо как-то осторожнее такие променады устраивать.

            Завтра суббота, все евреем отдыхают, жизнь замирает, банки, рынки, магазины не работают. Купить еду проблема. У Стаса завтра последний день «отдыха»: в воскресенье может определиться диагноз, план и сроки лечения. Возможно, что станут понятнее и предстоящие расходы, хотя уверенности нет, так как вопрос о том, как лечить «невидимое» лёгкое и что из этого может получиться, в воскресенье, скорее всего, не решится.

 

17.02.2007

            С утра пошел пробовать взять деньги из банкомата, но шабат - даже банкоматы отдыхают. Позвонил в московский банк, узнал остатки на карточном счёте. От спонсора пришёл первый транш. Утром же созвонился с Димой - представителем принимающей фирмы. Договорились, что завтра он поможет мне вытащить с карточки нужную ему сумму. Эти ребята (из его фирмы) не зря получают деньги. По мнению местных врачей та скорость в проведении обследования, которую они обеспечили, значительно выше той, с которой могли бы получить его граждане государства Израиль. Спасибо профессионалам. В разговоре Дима коснулся предполагаемой суммы расходов на предстоящее лечение и она оказалась выше нашего бюджета. Хорошо то, что эти расходы будут растянуты месяцев на 5-6, хотя процентов 70 расходов придётся на первые два месяца. У Стаса начались галлюцинации, особенно по ночам, и это меня сильно волнует, так как свидетельствует об отравлении организма продуктами распада, а сил у него осталось совсем мало. Тем не менее, днём, в отсутствии температуры, он вполне адекватен. Завтра ему проведут исследование "малое сити" и ультразвуковую диагностику сердца. Сильно во второй половине дня приехали несколько гостей "смотреть зайчика" - по выражению Стаса. Это, в основном, местные врачи. Привезли всяких соков, пообщались, а потом повезли меня на новое место жительства в частную комнату, которую мне сдают за 100 долларов в неделю, что в 4 раза дешевле, чем в гостинице. В больнице медперсонал относится к Стасу очень внимательно и предупредительно. Кормят его по специальной диетической программе и, кроме того, немедленно выполняют его едовые пожелания. Поскольку я постоянно нахожусь около него, то еду предлагают и мне, но я отказываюсь, так как мне вполне хватает вечернего батона с бутылкой воды. Днём я пообедал вкусным мороженым из автомата.

 

19.02.2007

            Добрался до компа только сейчас, так как ночевал в больнице у Стаса. Вчера утром ему провели обследование желудочно-кишечного тракта, дав вместо завтрака полтора литра какой-то жидкости. Потом исследовали работу сердца. Короче, до еды он добрался только часам к четырём. Успел съесть немного каши и у него поползла вверх температура, а в это же время приехала каталка забирать его в гематолого-онкологическое отделение. По дороге на Стаса напал озноб и его трясло вместе с каталкой. Зрелище было не для слабонервных. В палате его накрыли 4-я одеялами, дали пару жаропонижающих таблеток и он минут за 40 пришел в норму. Ему тут же вкатили через капельницу 2 литра чего-то и он уснул. К 18 часам принесли заключение PET CT и гистологов. Гистологи однозначно ставят лимфому Ходжкина, а с определением её стадии развития возникли непонятки, так как заключение было написано на иврите и два "специалиста" по ивриту прочли его с противоположными заключениями. Только сегодня стало понятно, что радости мало и стадия определена не ниже 3В. Сказали, что, возможно, и более плохая, но нужно дообследование. Сегодня его перевели в специальную палату для химиотерапии, в "вакуумный бокс", где с завтрашнего дня обещают начать лечение. Вопрос о лёгких остался открытым, Стаса завтра будет смотреть пульмонолог, а на четверг назначена биопсия лёгких. Про химию сказали, что его будут лечить не теми дозами, которые нужны по методике в соответствии со стадией заболевания, а теми, "которые он сможет выдержать", то есть меньшими. Сам Стас настроен по-боевому и говорит, что сил у него много и он всё выдержит. Действительно, у него почти прекратилась рвота после приёма пищи и он ухитряется съедать в обед по котлете, предварительно размяв её вилкой. Сегодня впервые он сам пошел за обедом к раздаче, хотя ему принесли бы еду прямо в бокс. Хочет, видать, продемонстрировать врачам свои физические возможности.

            Определились требования к квартире, где мы будем жить в период амбулаторного лечения, который продлится 6 месяцев. Главное - это санитарные требования. Людей вокруг должно быть поменьше, прогулки можно совершать только в марлевой повязке, мыть и потом очищать все фрукты и овощи и т.п.

 

20.02.2007

            Я с утра поехал с хозяйкой дома в консульство за анкетами для процедуры, которая, возможно, поможет получить льготную страховку для Стаса. Получили анкеты, Ира помогла их заполнить и теперь надо сфотографировать Стаса в больнице и подписать анкету у лечащего врача.

            Из консульства вернулся домой, переоделся и поехал к Стасу в больницу. Пока я был в консульстве, к Стасу приходила профессорша пульмонолог, посмотрела на него и, как потом выяснилось, сделала определённые выводы, которые сообщила лечащему врачу по имени Фредди. На основе вчерашнего обсуждения на консилиуме и сегодняшнего осмотра пульмонологом врачами было принято решение о том, что Стас способен выдержать полномасштабное вливание химии, соответствующее стадии его заболевания. В палату пришел Фредди и объявил решение, рассказав своё виденье ситуации и схему лечения. Пока они определили стадию заболевания как 3В, хотя анализ образцов костного мозга ещё не закончен. Если в нём окажутся раковые клетки (а они, похоже, окажутся), то стадию болезни определят как 4В. Эта переквалификация никак не скажется на плане лечения, так как схемы для обеих стадий одинаковые. Вероятность положительного исхода лечения он определил аж в 70%, что очень много для Стасова состояния и стадии заболевания. Надежда, как я понял, на хорошие показатели крови и молодость Стаса. Сегодня и завтра ему планируют сделать 2 «жёстких» вливания, а позже ещё 3 «мягких». Кроме того, в четверг ему предстоит бронхоскопия. В целом задержка в больнице составит 7 дней сверх первоначального графика, что при стоимости госпитализации 890 долларов в сутки сильно ослабит наш бюджет. Но деваться некуда, ни мы, ни врачи не хотим рисковать: раз принята полноценная схема лечения, ослабленного Стаса нельзя оставлять без ежеминутного врачебного присмотра.

            Сразу после ухода доктора началась подготовка к вливанию химии: Стасу выдали 4 капсулы и 5 таблеток, которые он принял. Затем влили около 500 граммов крови. «Еврейскую кровь тебе вливаем, - сказал полушутя доктор, - глядишь, теперь молиться по другому начнёшь». Я им сказал, что ни я, ни Стас в Бога не верим, что вызвало их несколько неожиданную радостную реакцию. «Это отлично!» - сказала медсестра, ставившая Стасу капельницу. Что-то я не припомню, что бы кто-нибудь из верующих радовался, встретив атеиста. Ну да это их дела. Потом стали подносить ёмкости с растворами лекарств и развешивать их на стойке для капельницы, как на ёлке. В 12 часов дня процесс начали. Без всяких перерывов вливание химии продолжалось 5 часов, после чего ещё 2 часа вливали «промывочный» физраствор. Всего в вену Стаса за 7 часов было влито около 4-х литров всяких смесей. Лицо к концу процедуры у него заметно пополнело. За время проведения этой процедуры Стас успел пообедать и поужинать, что радует, так как на его аппетите химиотерапия пока не отразилась. И ест он всё больше.

            Около 17 часов подъехали наши добровольные помощницы, привезли Стасу несколько футболок и трусов, а так же фотоаппарат, которым я его сфотографировал. Фотографии обещали сегодня обработать и я надеюсь переслать их жене, которая здорово переживает за его состояние. Водитель приехавшего фургона – женщина инвалид-колясочник и фургон у неё с минилифтом для коляски и с автоматическими дверями, открывающимися, как в троллейбусе. Движок у этого фургона 7,2 литра, почти полтора джиповского.

            Илюха получил очень важную справку из Управления юстиции о том, что никаких притязаний на наш земельный участок не зарегистрировано, то есть можно оформлять землю без проблем и судов. Единственная проблема в том, что доверенности на землю у него, а я в Израиле и непонятно, как можно перепоручить оформление земельных документов нашему юристу из Краснодара.

            Из-за требований санитарной безопасности придётся, видимо, временно покупать какой-нибудь автомобиль для транспортировки Стаса из дома в больницу и обратно. Проезд на общественном транспорте крайне не рекомендуется, да и в такси тоже, поскольку в нём за день бывает много людей. Сложность ещё и в том, что Стас не адаптирован к местным микробам (как и я), что серьёзно увеличивает опасность заражения. Возить его придётся еженедельно, так как, кроме вливаний, нужно будет приезжать на обследования.

            Вообще-то здешние больницы (как и американские) работают (с российской точки зрения) антисанитарно: никаких тебе бахил при входе, никаких расписаний посещений больных, никаких переодеваний. Друзья и родственники приходят к больным, когда хотят, никто их не останавливает. Идут в палаты прямо в верхней одежде (кто хочет, может раздеться в гардеробе). Тем не менее, везде всегда чисто. В палаты типа Стасовой заходят в защитных повязках, что бы не заразить больного с отсутствующим иммунитетом каким-нибудь микробом воздушно-капельным путём.

            Пока сегодняшнее вливание повлияло на Стаса положительно: он бодр, температуры нет, аппетит присутствует. Во время обеда он, похоже, подавился рисом, что вызвало сильный приступ кашля с выходом мокроты. Кашлял до слёз и пота. Когда откашлялся, ещё минут 10 приходил в себя. К счастью, этот эпизод прошел без последствий.

 

21.02.2007

            С утра Стаса увезли и вделали ему канюлю в вену руки, которую можно не снимать несколько месяцев. Теперь ему не придётся постоянно получать уколы и делать в венах новые дырки для вливаний: всё будет происходить через вставленную штуковину. После этой процедуры он вернулся в весьма нервном состоянии, так как то, что с ним делали, напоминало подготовку к кровавой операции: его положили на операционный стол, всего обложили пластиковыми полотнищами и подвели сверху платформу томографа. К счастью, сама операция оказалась достаточно простой и его вскоре сняли со стола и привезли обратно в палату. Там мы сели заполнять его анкету и потом попросили доктора удостоверить его подпись (как нам сказали там, где мы эту анкету получали). Но доктор подписывать не захоте..... !!!!!!!!!!!!!!!!! Ура! Когда я писал эту фразу, доктор вернулся, перечитал текст заявления и заверил таки Стасову подпись! Завтра едем сдавать заявление. Если, конечно, получится со Стасовой фотографией. В середине дня пришел медбрат и поставил капельницу с химией. Опять вливали "жёсткую" порцию. На этот раз всё прошло менее гладко: где-то в середине процедуры у Стаса стало мутиться в голове и возникло ощущение высокой температуры, но когда её измерили, она оказалась в норме. В мутном состоянии он пробыл где-то около 3-х часов и потом опять стал приходить в норму. Сейчас идёт спор между пульмонологами и лечащим врачом о том, надо ли завтра делать Стасу бронхоскопию. Врач считает, что после убойного курса антибиотиков, данного Стасу в Москве, ничего живого сохраниться в его организме не могло и, следовательно, делать бронхоскопию не имеет смысла. Ну, а пульмонологи страхуются. Наметился и предполагаемый план лечения, которое должно закончиться, если всё будет протекать без срывов, к концу июля этого года. Хотя, по словам доктора, проводимая Стасу химиотерапия входит в десятку самых тяжелых "оздоровительных процедур", Стас пока выдерживает её стойко и без больших проблем. Посмотрим, как будет дальше.

            Больничный санитар дал нам в пользование переходный кабель и мы смогли подключиться к больничной кабельной сети, имеющей выход в Интернет, так что в ближайшие дни у нас со Стасом информационная лафа.

            Завтра, похоже, никуда не еду, с фотографиями тишина.

 

22.02.2007

            Ещё раннее утро, но я соскучился по Интернету и решил облазить любимые сайты и форумы. Всё, как всегда; жизнь идёт своим чередом.

            Стас сегодня впервые не вставал ночью для смены одежды – галлюцинации, приступы температуры и потливости уходят. Вчера к вечеру он разогнулся и стал ходить прямо. До этого он несколько месяцев двигался в позе вопросительного знака. Тьфу-тьфу-тьфу, но он, похоже, постепенно отходит от той последней черты, к которой вплотную приблизился в дни «лечения» в московской больнице. Сегодня ему предстоит неприятная процедура бронхоскопии, которая, надеюсь, прояснит ситуацию с лёгкими. Врачиха обещала дать ему «сонную» таблетку на время процедуры, при которой ему промоют правое лёгкое и заберут немного внутренней жидкости для анализа. Кусочки ткани выкусывать не будут.

            Нужно срочно решать вопрос с квартирой, а то могут выписать в субботу, то есть послезавтра, а ехать некуда. Сегодня займусь этим делом.

            Ну вот, сейчас 8-20 по местному времени, Стаса увезли на бронхоскопию. После подобной процедуры в НИИ туберкулёза его отправили в реанимацию. Надеюсь, что здесь всё пройдёт мягче и быстрее.

            Да, как же. Если ему и давали наркоз, то он на Стаса не подействовал. Вся полуторачасовая процедура проходила при его полном сознании. Вернулся он злой, с дрожащими руками и ногами, совершенно без сил. Да ещё и кашель появился. Уже три часа дня, а он всё лежит, пытается спать. Приходила комиссия, разрешили его завтра выписать. Но пока он в неважном состоянии, температура поднялась до +39. Ему сначала вливали последнюю порцию химии, а потом опять влили кровь и дали кислород. Сейчас лежит с кислородной трубкой в носу. Блин! Эта чёртова бронхоскопия слишком много сил у него забрала. Боюсь, что до завтра он не сможет придти в себя в нужной мере.

            Ищу квартиру. На сегодня есть два перспективных места, одно в Бат Яме, второе в Яффе. Постараюсь посмотреть оба. Хотя как отойти от Стаса?

            Стасу малость легче, температура, похоже, немного спала, но всё равно лежит с закрытыми глазами, не ест и не разговаривает.

            Заходил Дима, хочет рассчитаться за очередной этап лечения. Нужно будет поискать «добрый» банкомат, в котором достаточно долларов.

            В 16 часов я оставил Стаса отлёживаться, а сам поехал смотреть квартиры. Посмотрел две. Пока я ездил, Стас пришел в норму и даже смог поужинать. Температура прошла, чувствует себя хорошо, только слабость ещё сохраняется. Договорился на квартиру в Бат Яме на границе с Яффо. Квартира 2,5 комнаты, кухня, почти вся мебель и электрохозяйство в ней есть, кроме стиральной машины. Совсем нет постельного белья, подушек и одеял. Понравилась квартира тем, что она просторная и одна из комнат полностью изолированная, так что туда можно поселить Стаса. Квартира на 2-м этаже, окна выходят в тихий двор. До моря далековато. Прямо рядом с квартирой поликлиника и в 100 метрах торговый центр. От квартиры до Ихилова 40 шекелей на такси (примерно 10 долларов). Завтра в 14 часов подписываем договор на 6 месяцев. Стоимость аренды $450US в месяц, оплата помесячная. Плюс к этому земельный налог 70 шекелей, вода и электричество. Начинаем новый этап выздоровления.

 

23.02.2007

            Утром Стас проснулся в нормальном состоянии, проспав ночь без жара и пота. Сестра, пришедшая в 6 утра мерить температуру, зафиксировала +36,60С. Когда принесли завтрак, Стас с аппетитом его съел. Стало ясно, что мы сегодня имеем шанс выписаться.

            К 10 приехал Дима (медицинский посредник) и мы отправились с ним трясти местные банкоматы. Из первого удалось выудить только $1000US. К следующему ехали довольно долго, но, как оказалось, не зря. Сначала я забрал из него все имевшиеся доллары, потом кучу евро и под конец 4000 шекелей. Вернувшись в палату, мы посчитали снятые деньги, перевели их в долларовый эквивалент и я расплатился с Димой за всё время пребывания Стаса в больнице, за все процедуры, анализы, химиотерапию и консилиумы. В среднем один день десятидневного лечения (с пребыванием в боксе) обошелся примерно в $2000US, плюс всякие вспомогательные расходы на переезды, проценты банку за операции с кредитной картой, жильё и еду для меня, телефонные переговоры, лекарства из больничной аптеки и пр.

            Часов в 12 пришел лечащий врач с пульмонологиней, они внимательно осмотрели Стаса и разрешили выписываться. Потом дама ушла, а Фредди подробно рассказал о намеченной схеме лечения, принёс временную выписку истории болезни, выписал несколько рецептов и предупредил, что Стас получил сильнейшую дозу химии, реакция на которую может наступить и через несколько дней. С воскресенья следует ожидать постепенного падения иммунитета до нуля с последующим его медленным восстановлением. Время полного отсутствия иммунитета может продлиться до недели и в этот период необходимо соблюдать строжайшие меры предосторожности от возможного заражения Стаса через пищу или воздушно-капельным путём. Поскольку схема лечения условна, набор химпрепаратов должен постоянно корректироваться в соответствии с реакциями организма Стаса, а для этого необходимо 2 раза в неделю приезжать на сдачу анализов крови. Такое расписание продлится, вероятно, до 5 марта, после чего частота посещений больницы может быть снижена до 1 раза в неделю. Одним из последствий химиотерапии должно быть выпадение волос на голове у Стаса. Доктор порекомендовал ему постричься наголо и пообещал, что к концу лечения волосы опять отрастут.

            Мы сходили с Димой в больничную аптеку и купили набор выписанных лекарств, потом распрощались и я вернулся в палату. Там мы собрали наши немногочисленные вещи и присели перед дорогой. Около часа дня позвонила Лена и сказала, что она со вторым гарантом выезжает на квартиру для подготовки договора аренды. Буквально через 5 минут раздался ещё один звонок. Звонила хозяйка квартиры. Она вежливо извинилась и сообщила, что они нашли арендатора на более долгий срок (на несколько лет) и просят нас не приезжать. Я чуть не выронил трубку: больше нам ехать было некуда, а из больницы мы уже выписались. Пришлось напрячь мозги и успокоить нервы, что бы сказать правильные слова и изменить ситуацию в нашу сторону. Мне удалось найти эти слова и через некоторое время хозяйка согласилась на наш приезд. Мы взяли вещи, вышли на улицу и, поймав такси, поехали в наш будущий дом, где нам предстоит прожить ещё минимум 5 месяцев.

            Наши гарантки уже были на месте и писали длинные бумаги вместе с хозяйкой квартиры и её мамой – цепкими представительницами здешнего населения. Для того, что бы я смог подписать договор аренды этой двухкомнатной квартиры, моим гарантам пришлось выдать арендодателям по чеку на 10000 шекелей каждый (в сумме около $5000US), которые пойдут на компенсацию ущерба, если я каким-либо образом нанесу вред помещению или нарушу условия договора. Я очень благодарен моим знакомым, так как без их помощи я бы не смог снять квартиру по нормальной цене. Постараюсь не подвергать их риску потерять деньги.

            После подписания договора хозяйки ушли, а мы пошли в магазины за продуктами (завтра шабат – все отдыхают) и за всякими хозяйственными мелочами. Притащили домой несколько сумок, причём все хозяйственные вещи дамы купили за свой счёт и категорически отказались брать у меня за них деньги. Более того, они принесли с собой два комплекта спальных принадлежностей (в каждом одеяло + наволочка + пододеяльник + простыня). Стас всё это время просидел в комнате в ожидании конца юридических процедур и визитов. В конце-концов мы распрощались, Стас вышел из «заключенья» и прямиком потопал на кухню разбирать покупки и подарки. Поставили в кастрюле нагреваться воду для чая, поскольку чайника у нас нет. Через некоторое время чай был готов и Стас, изголодавшийся по горячей пище и мясу, стал варить сосиски, съел 4 бутерброда с ветчиной, потом сосиски с кетчупом, потом яйцо, потом сварил и съел оставшиеся от первого захода сосиски. Он бы съел, вероятно, ещё столько же, но тут пришли новые гости-помощники во главе с Феникс, которые принесли недостающие нам полотенца, посуду, подушки и ещё кучу постельного белья. Теперь мы в полном спальном комплекте, а завтра нам грозились доставить стиральную машину, электрический чайник, телевизор и ещё что-то большое и неизвестное. Я впервые в жизни получаю «гуманитарную помощь» и не могу от неё отказаться, поскольку она мне реально нужна, так как бегать по магазинам я не имею возможности. Брать же за эти вещи деньги люди наотрез отказываются, да мне и неудобно им их предлагать, я понимаю, что делается всё от чистого сердца. Единственное, что мне удалось «провести в жизнь» - это отказ от денежной помощи. Я твёрдо сказал всем, что сейчас я имею возможность платить за лечение Стаса и деньги ни от кого брать не буду. Я знаю уровень достатка моих помощников и не могу позволить им отдавать свои деньги, которые им достаются далеко не просто.

 

24.02.2007

            Первая ночь вне больницы для Стаса прошла спокойно. Ни кашля, ни пота, температура утром +36,40С. Можно ли было мечтать об этом 10 дней назад, когда мы прилетели из Москвы в безнадёжном (по мнению многих московских врачей) состоянии? Радоваться, конечно, рано: впереди долгое, сложное, агрессивное лечение. Но уже то, что парень поднялся, избавился от изматывающих приступов температуры и кашля, ухитряется сам себе готовить еду и норовит затеять глобальную уборку квартиры – всё это гигантский шаг к жизни. Наша задача на ближайшее время – пройти без заражения какой-нибудь инфекцией десятидневный период отсутствия иммунитета. Это наиболее опасный период и мы примем все необходимые меры: от максимальной изоляции Стаса от контактов с людьми, до составления меню, в котором будет только термически обработанная пища и овощи-фрукты, с которых можно счистить кожуру или верхний слой. Опасным моментом является обязательное посещение больницы для процедур и сдачи анализов: тут и езда на такси и ожидание в приёмной больницы, где много разного народа. Но деваться некуда, будем одевать защитную маску и избегать контактов рук с предметами.

            В ближайших планах доукомплектовать квартирное хозяйство до необходимого минимума и купить какую-нибудь маленькую, экономичную, дешевую б/у машину для поездок в больницу. Это удобнее, выгоднее и безопаснее, чем возить Стаса на такси. Общественный транспорт на период лечения для нас отпадает.

            Вот такие у нас дела сегодня. Огромное спасибо тем, кто помогает нам со Стасом в этот трудный период, эта помощь нас очень выручает.

            Пока Стас спал, я смотался в Холон за своими вещами. Заодно попользовал тамошний комп для передачи новостей. На обратном пути меня вёз таксист, по виду и речи похожий на выходца с Кавказа. Очень странный человек: он буквально ненавидит израильских евреев. Узнав, что я из Москвы, он собрался произнести речь на эту тему, но я посмотрел на него с удивлением и он прервал монолог. Как можно жить и работать в стране, к жителям которой так относишься? Как можно поносить граждан страны, которая предоставила тебе работу и место для жизни на своей территории? Странный таксист.

Вернулся домой, разбудил Стаса. Ему что-то нехорошо: вылез из-под одеяла зяблый, стал пить чай – начался озноб, потом состояние стало «мутное и непонятное». С трудом съел несколько бутербродов с ветчиной (точнее, 3 очень тощих), выпил таблетки и опять пошел спать. Комнату я предварительно нагрел подаренным отопителем. Положив у его изголовья два мобильника, я велел ему звонить при любых проблемах, а сам пошел за сковородой – этот предмет кухонной утвари у нас отсутствует, а Стас мечтает пожарить яичницу с беконом. Прикинул по карте направление на арабский квартал (у них выходной в пятницу) и пошел. Поскольку лень подталкивала меня найти магазин в непосредственной близости к дому, то я шел зигзагами, что сильно удлинило дорогу, но к желаемому результату не привело. Пришлось топать именно до арабского квартала, так как все магазины в еврейской зоне были закрыты. Зато у арабов торговля шла своим чередом. Проблемой стало объяснить продавцам, что я ищу. Пришлось рисовать сковородку на бумажке и они меня поняли (несмотря на мою тройку по рисованию). Нашлась и сковородка, единственная на весь магазин. Хилая, с тонкими алюминиевыми стенками и тефлоновым покрытием дна. Единственная радость – она достаточно большая. На обратном пути купил Стасу несколько апельсинов и здоровенный грейпфрут. Обратная дорога заняла существенно больше времени, так как я совершенно забыл, что взял с собой карту города, которую положил в задний карман джинсов. Я пытался вернуться домой короткой дорогой, напрямки, но эти «прямки» вышли боком и я почти дотопал до моря. Когда я его увидел в разрыве между домами, то повернул обратно. Тут до меня и дошло, что у меня есть карта. Я по ней сориентировался и дошел до дома быстро и без проблем. Стас спал и я не стал его будить.

Когда Стас в очередной раз проснулся, мы померили температуру, получилось 37,7. При 38 врач велел брать такси и быстро ехать в больницу. Решили не дёргаться и таблеток не пить. Через некоторое время Стасу полегчало, он встал и занялся приготовлением яичницы. В этот момент мы увидели не разобранную со вчера сумку, одиноко стоящую на кухне за углом стола. Мы её открыли и я вынужден был постучать себя по голове: в ней лежали кухонные принадлежности, принесённые Феникс, и среди них замечательная сковородка из нержавейки, с толстым теплоёмким дном и пластмассовой ручкой. Правильная такая сковородка. Теперь, когда у нас есть электрический чайник, 2 сковородки, куча тарелок, несколько кастрюль, набор ложек-вилок-ножей и несколько хорошего размера чашек – мы полностью укомплектованы кухонными принадлежностями. Полный комплект и в части постельных принадлежностей. Одна наша уважаемая форумчанка прислала музыкальный центр, точно такой, как был у нас в Москве.

Завтра к 8 утра едем в Ихилов на лечебную процедуру и сдачу анализа крови. Феникс нарыла несколько телефонов пунктов заказа такси в Бат Яме, куда я буду звонить завтра утром. Надеюсь, что моего английского хватит для заказа.

За окнами стреляют, однако. Вспоминаю Москву начала 90-х, когда в нашем районе стреляли каждую ночь.

 

25.02.2007

Встали в 6-30, умылись, оделись, взяли лекарства и вызвали такси, которое подъехало через 5 минут.

В больницу приехали на 30 минут раньше срока и сели ждать доктора. Когда он появился, то выяснилось, что без справки об оплате предыдущего курса лечения нас не примут. Позвонил Диме, справка оказалась у него. Доктор сказал регистраторше, что лично гарантирует наличие справки и нас приняли. Стасова канюля в руке здорово его выручает: за 5 минут из него вытянули кучу крови и поставили капельницу, не сделав в нём ни одной новой дырки. Где-то через час анализ крови был готов, но Стасу продолжали что-то вливать через капельницу. Потом пришел Дима со своим шефом, поговорили и они пошли к доктору беседовать о нас. Вернулись радостные: доктор сказал, что состояние Стаса и динамика выздоровления не просто хорошие, но отличные и часть вливаний химии через капельницу он заменил на приём таблеток. Позже пришла завтделением и тоже похвалила Стаса. К стандартным процедурам нам прописали специальное лекарство, которое на несколько дней сокращает период иммунодефицита. Благодаря этому риск подцепить какую-нибудь инфекцию существенно сокращается. Денег это лекарство стоит весьма приличных, но мы, получив сокращение стоимости химиотерапии, имеем возможность оплатить это лекарство без выхода за запланированный бюджет. Всяческие вливания продолжались до 13 часов и закончились очередной порцией донорской крови объёмом около полулитра, которую Стасу вкачали напоследок. Поскольку кровь у Стаса редкая, группы (О) с отрицательным резусом, кто-то заметил, наполовину в шутку, что «этот пациент дорого обходится нашей больнице». Во сколько нам обходится эта больница я ему говорить не стал. После процедур мы пошли пообедали сэндвичами с чаем и потом сфотографировали Стаса у продавца фотоаппаратов в соседнем магазине.

Вся эта лечебная процедура и хождения прилично утомили нашего отличника и он по приходу домой буквально свалился на диван. Ноги у него здорово опухшие; мы пожаловались доктору, но тот сказал, что это от химии и скоро пройдёт. Силёнок у него ещё совсем мало.

Я отправился в магазин затариваться сосисками, которые доктор одобрил в качестве свободной от инфекции пищи. Купил в русском магазине ещё и 6 пачек пельменей, которые Стас любит. Когда он придёт в себя, составим список закупок и я пойду в магазин ещё раз: нужно постепенно запасать правильные продукты к периоду жёсткой санитарии, который начнётся со дня на день. Пока лейкоциты у Стаса в норме.

Завтра, возможно, ещё раз попробую толкнуться в контору по поводу льготной страховки Стасу.

Где-то к 17 часам Стас отлежался и начал функционировать. Мы составили список продуктов и хозяйственных мелочей для покупки и я снова пошел в магазин. Удалось купить почти всё необходимое. Особенно порадовали вешалки: мы, наконец, повесили в шкаф всю нашу верхнюю одежду, валявшуюся раньше на стульях. Проблема оказалась с кухонным ножом – не смог купить большой кухонный нож, нет его в местных магазинах. Причём не просто нет, а ещё и вопросы задают:

«А зачем вам такой длинный нож?»

«Арбузы, - отвечаю, - резать»

«Так не сезон ведь арбузов сейчас», - отвечают.

«Хлеб им резать буду!» - уже начинаю злиться я. Дотошные такие ребята. Или это повышенная бдительность населения из-за высокой опасности терроризма? Короче говоря, нож я пока купить не смог.

На ферме всё завалило снегом и Илья не может доехать на почту за деньгами. Похоже, что действительно сильно завалило… Он взял в вагончик и Эльзу, поскольку на улице сейчас холодно, а ей без Ганса согреться сложно. Теперь вся компания опять в сборе. Скоро к ним прибавится и Герда – щенок азиатской овчарки, которую Илюха договорился забрать у заводчицы 4 марта. Как Илья будет со всем этим табором управляться, не очень представляю.

 

26.02.2007

Утром поехал по страховым делам с Ирой. Проторчали до середины дня, но результата пока нет, так как нужна ещё одна подпись врача, на этот раз под фотографией Стаса, удостоверяющая, что на фото именно Стас. Завтра попробую получить эту подпись.

Помощники активно занимаются Интернетом и есть надежда, что завтра нам Интернет проведут. Придётся заключать годовой договор и заводить местную кредитную карточку, так как с наличными деньгами провайдеры здесь не работают, а карточка моего российского банка у них не авторизуется. С большим удивлением их спец слушал мои рассказы про то, что карточки доступа в Интернет в России можно купить почти в любом магазине и никаких проблем не возникает. Какие-то непонятные сложности здесь с этим делом. И на телевизоры существует специальный налог: имеешь телевизор – плати за это деньги два раза в год, да немалые, размер налога больше стоимости самого телевизора. С другой стороны, есть и хорошие отличия: машину купить-продать очень легко. Договор купли-продажи оформляется на любой почте за 5 минут. После этого покупаешь страховку на себя и всё, езди. Машина твоя.

Стас чувствует себя неплохо, только слабость и стопы здорово опухают и болят. Надо бы что-то с этим сделать, а то смотреть на его ноги грустно: стали больше (толще) на пару размеров. Он взялся пожарить рыбу на обед, но на нашем хилом газе рыба не столько жарится, сколько тушится. Тем не менее, результат получился вполне съедобный. Пока мыли посуду, отвалился слив в кухонной раковине. Стал разбираться и выяснил, что отгнил стяжной болт, так что починить слив стало невозможно. Пошел в арабский квартал, нашел там нужный магазин и купил новый слив в сборе за 35 шекелей. Установил, всё работает.

 

27.02.2007

            Поднялись в 6-40, умылись, оделись и поехали в Ихилов. С такси возник некоторый напряг, так как диспетчер никак не мог понять название улицы, куда должен прибыть таксист. В итоге задержались на 10 минут. Таксист за рулём оказался с простудой, чихал, кашлял и сморкался, а Стас надел маску только в машине, чем меня здорово напряг. Прибыли с маленьким опозданием и нас сразу «взяли в работу». Ещё в машине у Стаса разболелись лёгкие и он еле дошел до амбулатории. Взяли традиционный анализ крови, потом стали вливать химию. Залили порцию химии и потом 2 литра физраствора. По мере вливания препаратов лучше ему не становилось и к концу процедуры он не смог встать с кровати. Анализ крови показал, что лейкоцитов в крови нет и, следовательно, настала пора предельной осторожности. Врач предупредил, что самочувствие дальше будет ухудшаться, хотя оно и так ни к чёрту. С завтрашнего дня и до воскресенья из лекарств сказано пить только один поддерживающий препарат, без химии, и вкалывать дорогущее лекарство для снижения риска заражения. Вкалывать это лекарство буду я, так что мы, надеюсь, будем свободны от докторов целых 4 дня. Перед уходом с процедуры Стасу пришлось минут 30 полежать, пока появились силы. Потом мы медленно пошли к такси и благополучно доехали до дома. Он сам поднялся по лестнице и завалился в кровать, накрывшись 2-я одеялами. Похоже опять озноб, хотя физической тряски не заметно.

Рядом со Стасом в амбулатории подобное лечение получали ещё 2 молодых парня из России. Нормальные такие, вполне здорового вида ребята. Им повезло: тяжелый диагноз был поставлен в самом начале заболевания и их не «лечили» по несколько месяцев от несуществующей болезни, как Стаса. В результате они прибыли в Израиль в хорошей форме и без повреждений внутренних органов. Наше доморощенное лечение – это разновидность лотереи, «повезёт – не повезёт», попадётся тебе грамотный врач – будешь жить, попадётся зашоренный профессор или бездарь – можно и жизнь потерять. Не думаю, что здешние специалисты сильнее лучших российских, но у здешних прекрасная организация исследовательских и диагностических процессов, отлаженная больничная инфраструктура, мгновенная координация усилий различных служб. Они работают чётко, быстро, грамотно, страхуясь от ошибок перекрёстными проверками и всесторонними исследованиями больного. Окончательный диагноз принимается коллегиально и в процессе обсуждения выясняются самые мелкие вопросы, устраняются неясности. И всё это делается БЫСТРО, данные анализов, обследований, снимки немедленно попадают в центральный компьютер и по сети доступны по первому требованию. У каждого больного на руке бирка со штрих-кодом и любая сестра сразу знает, что именно этому больному в текущий момент надо: какую процедуру проводить, какое лекарство давать и т.п. И врачей лишний раз по мелочам не дёргают.

У Илюхи на ферме всё нормально, за исключением того, что компьютеры на почте сломались и получить деньги он не может. Обещали, что к началу марта технику починят и деньги выдадут.

Нет доступа к Интернету. Предварительно договорились с установщиками на утро четверга. Надеюсь, что мне не придётся в это время куда-нибудь выезжать по делам.

Пока Стас отлёживался, я походил по окрестным магазинам. Не только длинных ножей нет, но и кроссовки я себе не нашел. Ходить в московских меховых ботинках по тёплому асфальту Тель-Авива порядком надоело.

            Вернувшись из магазина около 16 часов я застал Стаса проснувшимся, но с сильной головной болью. Я ему помыл с помощью «Фейри» пару бананов и апельсин, очистил их, согрел чаю с лимоном и он впервые за сегодня поел. Теперь опять спит.

            Как пояснил доктор, сейчас у Стаса происходит стремительное разрушение здоровенной опухоли в груди и в животе, в результате чего его организм отравляется продуктами её распада. Все внутренние органы работают в тяжелом режиме и с большой нагрузкой, отсюда всякие проблемы с самочувствием. Именно об этом периоде говорилось в начале химиотерапии, что его трудно перенести. Но мы со Стасом уверены, что его организм выдержит.

Вечером пошел в продуктовый магазин за «Баунти» для Стаса и по дороге заглянул в лавку местного электрика, который торгует и всякими железками. На всякий случай спросил у него про кухонный нож. Он подумал, полез куда-то под прилавок и достал оттуда два длинных столовых ножа, слегка тронутых ржавчиной. Это оказались классные немецкие ножи из самозатачивающейся стали, которые электрик использовал, похоже, для резки проводов. Он предложил мне эту пару за 20 шекелей и я немедленно их купил. Дома поправил эти ножи на фарфоровой тарелке, но их нужно переточить на алмазном круге, так как режущие кромки у них подпорчены. Ну да не беда, поправлю при случае.

 

28.02.2007

Стас не спал почти всю ночь, так как у него разболелся живот. Причём боль была сильной. Утром я застал его в позе эмбриона, слегка постанывающего. Срочно приготовил ему чашку крепкого чая без сахара и малость помахал над ним руками. Боли прекратились и я, оставив его отсыпаться за ночь, поехал по страховым делам.

На этот раз подпись врача признали правильной и документы приняли. Теперь предстоит «месяц-два» ждать решения. Тем не менее, важный этап первичного отбора пройден, спасибо за помощь Ире, без которой было бы проблемно быстро порешать этот вопрос.

На ферме заболела Эльза. То ли простыла (хотя она сейчас живёт в вагончике вместе со всей командой), то ли что-то не то съела. Появилось раздражение на спине. Гансова мазь закончилась и Илья попытается сегодня выехать в ГК сквозь снежные заносы, благо малость потеплело.

Жена получила по электронной почте фотографии Стаса, отправленные Леной (Ехидиной). По словам жены фотографии отличные и она им очень рада. На фото Стас снят в больничном боксе в первый день начала химиотерапии и в первый день приезда в арендованную квартиру после выписки из больницы. Символические такие фотографии.

Завтра утром должен придти монтажник, устроить доступ в Интернет. Было бы замечательно, а то чувствуешь себя, как в камере-одиночке. Благо форумчане позванивают и жена сообщает новости, поступающие к ней на комп в Москве.

Стасу сегодня выпал тяжелый день. Весь день у него были спазмы в нижней части живота, сопровождаемые сильной болью. Я сидел около него, поил его чаем и снимал накатывающие приступы. Помощи хватало на 10-15 минут и приступ начинался снова. Опять я глушил боль и возникал короткий передых. Часам к 15 мы были уже на грани того, что бы ехать в больницу. Стас сказал, что до такси дойти не сможет и придётся вызывать «амбуланс», как здесь называют специальную машину типа российской скорой помощи. Позвонил доктору Фредди, описал ему ситуацию и место локализации боли. Он посоветовал не кормить Стаса и пить больше жидкости, а если не поможет, то ехать в приёмный покой больницы. Делать это ну очень не хотелось, так как мы попали бы в процесс приёма с кучей проверок, анализов и суеты. Я решил, что стоит попробовать вывести Стаса из приступов самостоятельно, тем более, что они стали возникать немного реже и горячее пятно на его животе чуть сократилось в окружности и сместилось ниже. Где-то к половине шестого вечера приступы сошли на нет. К тому времени было выпито 8 кружек несладкого горячего чая и снято десятка два приступов острой боли. Появилась надежда, что ситуация нормализуется.

Да, живот так просто не сдаётся: сделал ещё пару попыток накатить боль, но мы их успешно отбили. Посмотрим, как пройдёт ночь. Сегодня Стас практически ничего не ел: попытку съесть порцию яичницы можно не считать – она не удалась.

Я побрился, взяв пример со Стаса, который сделал это пару дней назад. Под бородой я оказался неожиданно тощим. С другой стороны – я не на ферме, зачем мне борода, если из крана течёт тёплая вода и электрическая розетка рядом. Бороды – они от лени или недостатка удобств. Бывают, конечно, и для решения косметических вопросов, но не в моём случае.

 

 

 

Главная страница

 

Форум

 

info собака goldenhill.ru

 

 

SpyLOG