ИСТОРИЯ

 

Донцова отдыхает, а Санта-Барбара нервно курит в сторонке.

 

История эта произошла лет 10 назад, что дает нам возможность ознакомиться с подробностями происшедших тогда событий уже без последствий для главных действующих лиц.

Началось всё в прекрасный летний день в Москве. В одном из рядовых спальных районов, где на тот момент проживали три молодых человека - Вася, Ваня и Веня. Было ребятам лет по 18-19, были они студентами, и выпить они тогда еще могли много, чем и занимались собственно в свободное от безделья время. День тот собственно не предвещал друзьям ничего удивительного и должен был вполне логично закончиться распитием чего-нибудь крепкого (и не очень) в каком-нибудь живописном уголке окружающей природы. НО, вмешался его величество случай, и события стали раскручиваться столь стремительно, что Санта-Барбара просто нервно курит в сторонке.

Завязкой послужила стратегическая информация от Васи, что его родители погрузились в автомобиль и отбыли в сторону фазенды, километрах в 100 от квартиры, так что возвращение их ни сегодня, ни завтра в первой половине дня не планируется. Мгновенно было принято решение передислоцировать предстоящий банкет на освободившуюся жилплощадь и отметить это событие с размахом. Часам к восьми вечера друзья собрались на кухне Васиной квартиры и приступили к борьбе с зеленым змием…

За окном медленно темнело, и чудесный летний вечер плавно перетек в ночь…

Между тем борьба друзей с алкоголем в оккупированной квартире протекала вполне успешно, хотя и не без потерь по обе стороны воюющих лагерей. Примерно пятисот граммовой дозой водки был напрочь сражен боец Веня. Храбрый воин поник прямо на поле боя головой в тарелку и более в сознание в тот вечер не приходил. Далее события развивались уже без его непосредственного участия, и боевые действия велись исключительно его оставшимися на ногах товарищами. И надо сказать бойцы проявили себя исключительно стойкими воинами и вскоре, уничтожив основные, имеющиеся в наличии, силы противника, приступили к родительским запасам виски.

Теперь нам надобно сделать небольшое отступление от основного повествования, чтобы описать некоторые второстепенные моменты, без которых, однако ж, наша история не произошла бы.

И так, отступление первое. Вася был охотником. Вернее охотником он считался только потому, что состоял в Российском клубе охотников и рыболовов и регулярно платил членские взносы. Но главное, это то, что членство в этом самом клубе давало возможность Васе держать дома замечательное ружье. Из ружья периодически пуляли по банкам на Васиной отдаленной фазенде и тарелочкам на Динамовском стрельбище. В остальное время ружье торчало в сейфе в Васиной квартире и предоставляло возможность окружающим собой только любоваться. Но не в этот вечер…

В этот вечер молодые организмы Васи и Вани, взбодренные большим количеством выпитого, жаждали деятельности. Развлечений. Приключений. Им стало скучно просто так просиживать в пустой квартире, и даже вид спящего Вени не внушал им должного оптимизма. В общем, в какой-то момент кто-то вспомнил про ружье…Ружье достали. Повертели в руках. Пощелкали предохранителями, затвором. По-обсуждали. Достали патроны. Повертели в руках. Позаряжали. Разрядили.

И придумали, как себя развлечь…..

Отступление второе. Описываемые события происходили где-то в самом конце девяностых. Когда, если помните, по России и по Москве в частности прокатилась серия терактов с взрывами жилых домов. В связи с чем все ранее доступные проходы на чердаки и подвалы жилых домов были в срочном порядке наглухо заварены стальными листами, на двери понавешаны замки, и проникнуть в эти любимые прежде молодежью места стало совершенно невозможно. Но, за несколько месяцев до описываемых выше событий, наши хитрые друзья под предлогом протяжки в доме собственной локальной сети умудрились выцыганить у, несведущего в таких делах, престарелого председателя дома ключи от чердака в каждом подъезде. Ключи председатель отдал всего на пару часов, но этого времени с лихвой хватило, чтобы сделать копии. Так приятели получили свободный доступ на чердак и крышу. Причем ни одна живая душа не догадывалась об их регулярных пивных посиделках на крыше, т.к. двери на чердак были обшиты стальными листами и, поднимаясь на крышу, друзья просто запирали за собой дверь на чердак и прекрасно проводили время невидимые и не слышимые.

Так вот продолжаем… В свете указанных обстоятельств, на общем собрании вокруг ружья было принято решение -  сходить, пострелять на крышу. В срочном порядке был разработан план бесшумного проникновения на крышу и такого же бесшумного спуска на лифте обратно в квартиру (а жил Вася на 4-м этаже 17-и этажного дома). План  был серьёзен, обременен большим количеством деталей и главным пунктом в нем было соблюдение полной тишины и незаметности при проведении мероприятия. О том, что самым шумным (да и нетривиальным) моментов во всей операции будет собственно стрельба, никто почему-то СОВЕРШЕННО не подумал. На тот момент оба были АБСОЛЮТНО уверены, что главное во всем предприятии -  это бесшумно проникнуть на крышу с ружьем и потом вернуться в квартиру. И никто ничего не заметит. Факт стрельбы посреди города никого из присутствующих не смутил.

Время было около часа ночи. Город спал. Пока…

Взяв ружье. Немного патронов и захватив незаконченную бутылку виски (для меткости). Стараясь не шуметь… Друзья поднялись на 17-й этаж и проникли на крышу… Первые выстрелы разорвали ночную тишину микрорайона и разбудили первых спящих…Первого захваченного боезапаса хватило не надолго и парочка спустилась пополнить амуницию…Затем патроны кончались еще не раз…

С каждым выпущенным патроном количество адреналина в крови стрелков-любителей стремительно росло. Равно как и количество проснувшихся жильцов в доме. Через некоторое время было решено опробовать режим автоматической стрельбы и с крыши вслед за одиночными выстрелами понеслись очереди по три патрона. К этому времени не спал уже и соседний дом, и только сами стрелки, непрерывно прихлебывающие виски, были в ПОЛНОЙ уверенности, что они в ПОЛНОМ одиночестве наслаждаются стрельбой.

В милицию поступило 18 звонков. Звонившие утверждали, что в районе происходит «бандитская разборка», стреляют из пистолетов и автоматов. Самое интересное, что менты почему-то не сразу отреагировали, даже на такой шквал однотипных звонков, и не сразу выехали на место, дав возможность Васе и Ване не раз спуститься в квартиру за новыми патронами. Почему так произошло не понятно до сих пор. Ни одна патрульная машина за те несколько часов, что шла стрельба, не подъехала к дому. Зато, когда, наконец, до дежурного в отделении дошло, что на вверенной ему  территории действительно происходит нечто неординарное и, что массово звонящие граждане не несут чушь, по указанному адресу были выслано ВСЁ, находившееся на дежурстве в ту ночь, отделение. Не спящие к тому времени жители дома (да и соседнего тоже) лицезрели с десяток разнообразных милицейских автомобилей, прикативших из разных уголков района и блокировавших все подъезды дома. Приехавшие сотрудники правопорядка скучковались и провели экстренное совещание (под звуки выстрелов), после чего разделились и равными партиями, разбившись по подъездам и лифтам, вознеслись к чердаку…

Отступление третье – архитектурное. Дом, в котором проживали три наших героя, представляет собой типовую семнадцатиэтажную конструкцию, расположенную буквой Г. В доме 4 подъезда. Из них три находятся во дворе дома (с внутренней стороны буквы Г), а ОДИН на внешней стороне дома. Так вот Вася проживал именно в этом – внешнем подъезде и, как мы помним, на 4-м этаже. Веня обретался в том же подъезде, но этажами пятью-шестью выше, и только Ване нужно было идти домой в подъезд с внутренней стороны дома.

Так вот, приехавшая милиция ЗАБЫЛА про внешний подъезд. НАЧИСТО. Все прибывшие сотрудники вместе со своим автотранспортом тусовались ВО ДВОРЕ. Естественно, поднявшись на последние этажи во всех трех подъездах, милиционеры обнаружили перед собой наглухо запертые СНАРУЖИ двери на чердак, преодолеть которые без автогена было просто нереально. В умах штурмовавших возникло нешуточное замешательство.

Выстрелы продолжались…….

Бросились искать кого-нибудь официального с ключами. Не нашли. Через некоторое время кто-то вспомнил (нашел) ВНЕШНИЙ подъезд. Побежали туда.

И вот тут мы подошли к самому, пожалуй, удивительному моменту нашего повествования, ибо произошло буквально следующее… В тот момент, когда отряд милиции поднимался на лифте к чердаку последнего подъезда, у находившихся на крыше молодцов очередной раз закончились патроны, и они решили спуститься в квартиру пополнить боезапас с тем, чтобы затем продолжить действо. Что они и сделали. Т.е. Т-И-И-ХО закрыли за собой дверь на чердак, сели в лифт и спустились на нем на четвертый этаж в квартиру, БАНАЛЬНО РАЗЪЕХАВШИСЬ С ПОДНИМАЮЩИМИСЯ НА КРЫШУ МЕНТАМИ!!!!!

Поднявшихся в это время к последней двери ментов ожидало полное моральное потрясение в виде последней запертой на чердак двери. Что уж они там всей командой про себя подумали неизвестно. Но попытки прорваться на крышу они прекратили, а попросту тупо окружили все подъезды и стали ждать.

А за то время, пока отряды занимали столь стратегически выгодные позиции, Вася с Ваней успели последний раз подняться на крышу и дострелять НЕМНОЖКО патронов. Затем два друга решили откланяться ко сну. Решение это было вынужденное, так как на ногах они не держались совершенно. Но перед тем как окончательно спуститься с крыши, кому-то из них пришло в голову судьбоносное, иначе не назовешь, решение -  СОБРАТЬ ВСЕ ОТСТРЕЛЯННЫЕ ГИЛЬЗЫ. На всякий случай…. И они их собрали! Все. И унесли с собой. Домой к Васе.

О том, что дом окружен милицией, и все жильцы не спят, они СОВЕРШЕННО не подозревали. Они были АБСОЛЮТНО уверенны, что все прошло тихо и незаметно. J

Спустившись, окончательно, к Васе в квартиру, друзья пихнули ружье в сейф, а отстрелянные гильзы в ящик стола. Вася принялся из последних сил уговаривать Ваню остаться и заночевать на месте, так как последний лыка не вязал совершенно и передвигался исключительно зигзагообразно.

И тут Ваня совершил САМУЮ большую ошибку за вечер, без которой, впрочем, никакой истории, наверное, и не было бы. Скорбно мотнув головой и промычав что-то вроде: «М-ма буд.. бспкоиться…», он развернулся и покинул гостеприимную Васину квартиру, дав команду автопилоту на квартиру собственную, которая, как мы помним, находилась в соседнем подъезде. Вася пожал плечами. Взглянул на проспавшего всю веселуху Веню. Из последних сил дополз до кровати и рухнул мертвым сном. Больше он в ту ночь не просыпался…

Тем временем абсолютно пьяный Ваня ударом молодецкого тела (применить иные методы открытия двери он не мог, так как руки и ноги его не слушались) распахнул входную дверь подъезда и вывалился прямо на, томящийся в ожидании, кордон милиционеров…

Отступление четвертое. К моменту появления на общей сцене пьяного Вани, практически  весь дом не спал уже несколько часов. Жильцы кучковались у окон и обсуждали возможные дальнейшие действия милиционеров, одновременно пытаясь понять, КТО ЖЕ из соседей устроил посреди ночи такое светопреставление. Все с интересом ждали развязки. Не спала мама Вени, да и мама Васи тоже. Еще одно интересное наблюдение: пока менты искали выходы на крышу, они успели заметить мелькнувшую на крыше тень. Тень была одета в некую одежду ярко-зеленого кислотного цвета.

…Своим решением переночевать дома Ваня в ту секунду сам подписал себе приговор. Только ни он, ни Вася еще не знали об этом. Еще бы  - они были абсолютно уверены, что все прошло без сучка и задоринки. Никто их не слышал, вещественные доказательства  они подчистили. В общем, все зашибись. Так что для вывалившегося из подъезда Вани кордон милиции стал чем-то совершенно не понятным и с ним - с Ваней -  совершенно не связанным. Для милиции же молодой человек стал несомненным подарком. Еще бы – сильно пьян и, что самое главное, одет в кислотную зеленую футболку (того самого виденного цвета). Нежно подхватив Ваню под руки, милиционеры так же нежно препроводили тело в ожидавший его автомобиль, присовокупив к доставке несколько пинков. Момент появления Вани на общей сцене наблюдала с балкона мама Вени…

Передислоцировав Ваню в служебный автомобиль, работники милиции приступили к  дознанию на предмет: «Колись где труп, сука! Куда оружие спрятал, гад! Где сообщники??!!». Однако Ваня был настолько пьян и к тому же настолько ошарашен бурной встречей, что возможности услышать от него что-либо членораздельное совершенно не представлялось. Он что-то бурчал невпопад, удивленно осматривался по сторонам и искренне не понимал, чего от него хотят. Тем временем его обыскали и нашли связку ключей, где среди прочих были ключи от крыши. Через несколько минут из рации, сидящего  рядом с Ваней в машине мента, раздался радостный вопль: «Подходят. Открыли. Ну, все, этому козлу пиздец!». «Ну все придурок, допрыгался, - радостно потер руки услышавший радостные вопли милиционер, - давай уже колись. А то мы сами ща уже все найдем». Ваня колоться не пожелал. Не смог… Тем временем радостные вопли с крыши стали как-то затухать, и через некоторое время на улицу с крыши спустились обескураженные поисковики. На крыше НИЧЕГО не нашли. Ни оружия, ни трупов – никаких следов перестрелки.

Тогда решили, что оружие спрятано в одной из квартир и попытались выяснить у Вани, в какой. И тут происходит несколько непонятная вещь – Ваня называет номер квартиры. Но почему-то не номер квартиры Васи, а просто квартиры расположенной где-то в подъезде. Работники правопорядка чуть ли не штурмом проникают в указанную квартиру, где имеют длительный и яркий разговор с удивленными хозяевами, ни к чему соответственно не приведший… После чего принимается решение отправить Ваню в отделение, а оставшимся у дома сотрудникам прошмонать ВСЕ квартиры в подъезде, пробуя Ванины ключи и допрашивая соседей. Начали с первого этажа и пошли наверх…

И вот тут происходит еще одно мега-совпадение. Дойдя до четвертого этажа, менты начинают названивать во все квартиры, в том числе в ту, где спят беспробудным сном Вася и Веня. Подержи звонящие кнопочку звонка на минутку подольше, и история опять бы могла оборваться. Кто-нибудь из наших героев мог проснуться и, что хуже, ненароком открыть дверь по-пьяни. Но первой к названивающим милиционерам выходит соседка Васи, старушка – божий одуванчик, и,  глядя, как они терзают звонок Васиной квартиры, замечает: «А сегодня видела, как они дачу уезжали…». Она действительно видела днем, как родители Васи собирались на фазенду. Крадущихся в ночи друзей с ружьем она не услышала. ВСЁ! Звонки прекращены. Вася и Веня спокойно спят дальше. Вася сидит в обезьяннике. Менты идут дальше по подъезду.

Тем временем в нашей истории появляются новые герои, без которых описываемые события потеряли бы часть своего очарования. Это родители. Как мы помним, исход пьяного Вани из подъезда до милицейского бобика, наблюдала мама Вени. Эта чудесная женщина была прекрасно знакома с друзьями своего сына и резонно предположила, что где один, там и другой. Полная встревоженных чувств она стала ожидать – не выведут ли теперь её сына или кого еще из его друзей. Но Веня так и не появился. Тогда мама взяла телефонную трубку и стала дозваниваться на сотовый своего сына…

Отступление пятое. В то время сотовые телефоны были достаточно дорогой игрушкой и только начинали проникать в широкие народные массы. В семье Вени сотовый телефон был. Пользовался им в основном отец. Но иногда по вечерам его брал Веня, чтобы попонтоваться перед друзьями, да и матери так спокойнее. Всегда могла узнать, что творит её непутёвый сын и где. В тот вечер Веня телефон взял, и мама это видела. Не видела она только одного – ближе к ночи, когда родители уже спали, предчувствующий скорое опьянение Веня прокрался домой и оставил телефон у себя в комнате. Чтоб не проебать ненароком. Причем толи выключил его совсем, то ли звук приглушил. Сейчас уже и не вспомнишь.

…Будучи в полной уверенности, что телефон у Вени, мама продолжала названивать в надежде, что сын, наконец, отзовется и прояснит происходящее. Абонент не отзывался, Веня мирно спал несколькими этажами ниже, сотовый лежал в квартире рядом с мамой. Отчаявшись дозвониться, мама решилась на крайние меры – она разбудила отца Вени, которому на выстрелы было абсолютно наплевать, и он спокойно спал. Разбуженный встревоженной женой, он сначала не мог толком понять из её сбивчивого рассказа, что происходит, и чего она собственно от него хочет. Из всего сбивчивого повествования: «Стрельба. Крыша. Вася. Милиция. Арестовали. Где один, там и другой». Он понял только, что, судя по всему, его сын участвовал в какой-то перестрелке и теперь скрывается где-то в доме от милиции. Взглянув на судорожно тыкающую в кнопки телефона маму, он поинтересовался, а кому это в ночи она названивает. Близкая к истерике мама сказала, что пытается установить связь с утерянным сыном, дабы прояснить ситуацию. Папа на секунду задумался. «Дура!»,- произнес он мгновение спустя, - «Положи трубку. Они там сейчас на крыше от ментов ныкаются, а ты их звонком выдашь!!» Ошарашенная такой постановкой вопроса, мама выронила телефон и более попыток установить связь не предпринимала.

Тем временем мы подошли к самой туманной части нашего повествования. История умалчивает, что делал Вася в отделении милиции; кто предупредил его маму, где он находится (или она сама поняла); кто позвонил родителям Вани, и они сорвались ночью с фазенды в Москву. Существует загадочная теория, что в ту ночь в милиции дежурил человек, хорошо знавший Ваниных родителей и принимавший участие в разборе полетов с привезенным Васей. Он-то, мол, и выцепил в несвязной Васиной речи ключевые адреса и фамилии и тут же брякнул уже Ваниным родителям на телефон, дабы родители эти не самые простые граждане. Всё это очень сомнительно... Но, тем не менее, пришедшая в отделение под утро за сыном Васина мама сравнительно легко выдрала его из обезьянника. А в итоговом протоколе, выданном Васе на руки, было записано, что «…выпив две бутылки 9-й Балтики, взрывал петарды на крыше, чем нарушал общественное спокойствие и за что подвергнут штрафу в пятьсот руб.» Все. Точка. Роспись. Свободен. Уносите.

На этом туманности рассеиваются, и в событиях проступает кристальная чистота. В гущу событий вступает Веня. Как мы помним, всё самое интересное этот кадр проспал и в ночных мероприятиях не участвовал. Веня проснулся часиков в семь утра на квартире у Васи - в одной из комнат. Той ночью, пока стрелки зависали на крыше, он, не приходя в сознание, сменил место дислокации с тарелки на более удобный диван в одной из комнат. Очнувшись только под утро, терзаемый жестоким похмельем, Веня хотел только одного. Добраться до кухни, где его ожидала благословенная минералка. С трудом передвигая ногами и стараясь лишний раз не качнуть головой, Веня вступил в квартирный коридор, прошел мимо комнаты, где без задних ног дрых Вася, и уже проползал мимо входной двери в квартиру, когда зашуршали ключи в замке, эта самая дверь распахнулись, и на пороге предстали разъяренные Васины родители. То, что родители были в ярости (в смеси еще с каким-то чувством вроде страха), Веня понял даже не мозгами, но мгновенно. Однако дальше он не понял ничего... Едва только дверь приоткрылась, прибывшие взрослые обступили его с криками: «Вы что, мудаки, наделали!!! Вы что творите!».

Похмельная мысль застывшего на месте Вени начала со скрипом набирать обороты. «Допились…», - подумал он, -  «Неужели я забыл, чего было? Но, БЛЯ(!), что же было то?» Очень интересно. Стараясь как можно нежнее ворочать шеей, он попытался еще раз оглядеть квартиру, заглядывая за обступивших его Васиных родителей. На первый взгляд квартира была в полной целости и сохранности. «Почему Ваня в милиции, а вы здесь???!!!» Промелькнула фраза в речи Васиной мамы…. «НИ ХУЯ СЕБЕ!» промелькнула мысль уже в Вениной голове и скорость соображания ускорилась еще на порядок. «ВАНЯ В МИЛИЦИИ????!!!!». Он всё еще ни черта не понимал и судорожно пытался воскресить в памяти несуществующие воспоминания прошедшей ночи. Бесполезность его попыток вспомнить что-либо была столь очевидна (все было написано у него на лице), что родители оставили попытки добиться от него чего бы там ни было и, продвинувшись в глубь квартиры, стащили с кровати дрыхнувшего Васю, и учинили допрос уже ему.

В свою очередь для совершенно непроспавшегося Васи информация о ночной стрельбе не явилась откровением, и в первые мгновения он даже не задумался, откуда родители об этом узнали. Однако последовавшая за этим новость о нахождении Вани в отделении повергла его в нешуточное смятение. Соображалка Васи начала стремительно ускоряться, повторяя путь, только что начатый мыслями Вени. Бормоча под нос какие-то бессмысленные оправдания неизвестно в чем, Вася срочно восстанавливал в памяти последние минуты гулянки, когда его оттащил в сторонку от родителей, до сих пор ничего не понимающий Веня и шепотом поинтересовался: «Чё  было?». «А ты вообще пока в сторонке стой и молчи!», - прошипел ему в ответ Вася и вместо объяснений приоткрыл и тут же захлопнул перед Веней ящик стола, который до отказа был набит отстрелянными гильзами. «НИ Х_Я СЕБЕ!», - очередной раз за это недолгое утро воскликнул про себя Веня. В последующие 20 минут, пока родители Васи неизвестно зачем носились по квартире и созванивались с родителями Вени (мол, Ваш Веня у нас), последний втихую выскреб из Васи некоторые подробности прошедшей ночи, и уже вдвоем они стали размышлять, что же сотворил Ваня по пути домой, что его забрали в милицию.

Между тем телефонное собрание родителей Васи и Вени постановило, что необходима срочная эвакуация безобразников подальше от места их настоящего пребывания и лучше из Москвы. Было решено в режиме строжайшей конспирации погрузить друзей в машину и вывести на фазенду к Васе. Конспирация, как решили родители, была необходима потому, как весь дом видел процесс задержания Вани. А так как Ваня был известен всему дому тем, что ничего без Вени и Васи не делал, то друзей решили на всякий случай случайным соседям не показывать. Ребят загрузили в автомобиль и вывезли на полторы недели за город. Что касается многострадального Вани, то единственный из троих имеющих тогда работу, он был вынужден остаться в Москве. И даже на эту самую работу пойти, хотя, как вы понимаете, трезвости и доброты во взгляде ему это в тот день не прибавило.

 

PS. В общем закончилось всё хорошо, если не считать времени, проведенного Ваней в милиции. Правда нас потом еще полгода пытали знакомые и незнакомые соседи на предмет, где мы достали автомат Калашникова и в кого собственно стреляли. А некоторые особенно нервные личности (в основном женщины) не ездили с нами в одном лифте. Да и то, только когда Ваня одевал в очередной раз свою ярко-зеленую кислотную футболку….

 

 

PSS. За восстановление подробностей той ночи особое спасибо: родителям Вени, родителям Васи, отдельным жильцам нашего дома.

                                                                                                                                                                     Ноябрь 2007