12.10.2006

Сегодня с раннего утра занял очередь в Управление юстиции, зашли в кабинет после обеда, но сдать документы не удалось – они придумали новую бумажку, про которую нигде не написано. Юрист подготовит её за сегодняшний вечер и завтра мы попробуем сдать документы снова.

После юстиции заехал на плиточный завод, забрал тротуарную плитку и благополучно привёз её в лагерь. Витя встретил меня известием о том, что он, пытаясь привинтить оцинковку к каркасу козырька, отломил одно крепление вместе с двумя заклёпками.

«Ты что, на весу крышу привинчивал?»

«Да»

«А ты видел, как я это делал? На подставке, с упором».

«Видел»

«А какого … ты ввинчивал саморез в конец закреплённой с одной стороны балки, если свободновисящее плечо длиннее метра, а заклёпки алюминиевые?»

«Да я тихонько…»

Ещё раз повторил ему, что НИКАКИХ, заранее оговоренных, работ без меня делать не надо. «Превращаешься в диверсанта» — сказал я.

Пришлось переклёпывать старое крепление и изготавливать ещё одно, дополнительное, с другой стороны, так как соединение двух труб он так же отломил. Теперь не влезает приготовленная для водостока арматурина и Витя сейчас её опиливает.

Опилил. Собрали козырёк и быстренько его повесили на место, от греха подальше. 

Днём звонил Илья, он смотрел ЛуАЗ, у которого всё нормально, кроме давления масла, которого почти нет. Пробег 70000, что вполне достаточно, что бы убить запорожский двигатель.

Вчера вечером установили «экономичную» лампу на 26 ватт, светящую как 120 ваттная лампа накаливания. Совсем другое дело, и спать рано не тянет, и вроде как даже теплее стало. Утром сегодня при отсутствии отопления в вагончике было +8, вылезать из мешка неохота. На нашей горе температура обычно ниже прогнозной по ГК на 1-2 градуса. Хотя это и не тепло, но всё таки значительно лучше, чем при той же температуре в палатке, где гуляет ветер, а роса и высокая влажность значительно усиливали чувство холода.