22.02.2007

Ещё раннее утро, но я соскучился по Интернету и решил облазить любимые сайты и форумы. Всё, как всегда; жизнь идёт своим чередом.

Стас сегодня впервые не вставал ночью для смены одежды – галлюцинации, приступы температуры и потливости уходят. Вчера к вечеру он разогнулся и стал ходить прямо. До этого он несколько месяцев двигался в позе вопросительного знака. Тьфу-тьфу-тьфу, но он, похоже, постепенно отходит от той последней черты, к которой вплотную приблизился в дни «лечения» в московской больнице. Сегодня ему предстоит неприятная процедура бронхоскопии, которая, надеюсь, прояснит ситуацию с лёгкими. Врачиха обещала дать ему «сонную» таблетку на время процедуры, при которой ему промоют правое лёгкое и заберут немного внутренней жидкости для анализа. Кусочки ткани выкусывать не будут.

Нужно срочно решать вопрос с квартирой, а то могут выписать в субботу, то есть послезавтра, а ехать некуда. Сегодня займусь этим делом.

Ну вот, сейчас 8-20 по местному времени, Стаса увезли на бронхоскопию. После подобной процедуры в НИИ туберкулёза его отправили в реанимацию. Надеюсь, что здесь всё пройдёт мягче и быстрее.

Да, как же. Если ему и давали наркоз, то он на Стаса не подействовал. Вся полуторачасовая процедура проходила при его полном сознании. Вернулся он злой, с дрожащими руками и ногами, совершенно без сил. Да ещё и кашель появился. Уже три часа дня, а он всё лежит, пытается спать. Приходила комиссия, разрешили его завтра выписать. Но пока он в неважном состоянии, температура поднялась до +39. Ему сначала вливали последнюю порцию химии, а потом опять влили кровь и дали кислород. Сейчас лежит с кислородной трубкой в носу. Блин! Эта чёртова бронхоскопия слишком много сил у него забрала. Боюсь, что до завтра он не сможет придти в себя в нужной мере.

Ищу квартиру. На сегодня есть два перспективных места, одно в Бат Яме, второе в Яффе. Постараюсь посмотреть оба. Хотя как отойти от Стаса?

Стасу малость легче, температура, похоже, немного спала, но всё равно лежит с закрытыми глазами, не ест и не разговаривает.

Заходил Дима, хочет рассчитаться за очередной этап лечения. Нужно будет поискать «добрый» банкомат, в котором достаточно долларов.

В 16 часов я оставил Стаса отлёживаться, а сам поехал смотреть квартиры. Посмотрел две. Пока я ездил, Стас пришел в норму и даже смог поужинать. Температура прошла, чувствует себя хорошо, только слабость ещё сохраняется. Договорился на квартиру в Бат Яме на границе с Яффо. Квартира 2,5 комнаты, кухня, почти вся мебель и электрохозяйство в ней есть, кроме стиральной машины. Совсем нет постельного белья, подушек и одеял. Понравилась квартира тем, что она просторная и одна из комнат полностью изолированная, так что туда можно поселить Стаса. Квартира на 2-м этаже, окна выходят в тихий двор. До моря далековато. Прямо рядом с квартирой поликлиника и в 100 метрах торговый центр. От квартиры до Ихилова 40 шекелей на такси (примерно 10 долларов). Завтра в 14 часов подписываем договор на 6 месяцев. Стоимость аренды $450US в месяц, оплата помесячная. Плюс к этому земельный налог 70 шекелей, вода и электричество. Начинаем новый этап выздоровления.

23.02.2007

Утром Стас проснулся в нормальном состоянии, проспав ночь без жара и пота. Сестра, пришедшая в 6 утра мерить температуру, зафиксировала +36,60С. Когда принесли завтрак, Стас с аппетитом его съел. Стало ясно, что мы сегодня имеем шанс выписаться. 

К 10 приехал Дима (медицинский посредник) и мы отправились с ним трясти местные банкоматы. Из первого удалось выудить только $1000US. К следующему ехали довольно долго, но, как оказалось, не зря. Сначала я забрал из него все имевшиеся доллары, потом кучу евро и под конец 4000 шекелей. Вернувшись в палату, мы посчитали снятые деньги, перевели их в долларовый эквивалент и я расплатился с Димой за всё время пребывания Стаса в больнице, за все процедуры, анализы, химиотерапию и консилиумы. В среднем один день десятидневного лечения (с пребыванием в боксе) обошелся примерно в $2000US, плюс всякие вспомогательные расходы на переезды, проценты банку за операции с кредитной картой, жильё и еду для меня, телефонные переговоры, лекарства из больничной аптеки и пр. 

Часов в 12 пришел лечащий врач с пульмонологиней, они внимательно осмотрели Стаса и разрешили выписываться. Потом дама ушла, а Фредди подробно рассказал о намеченной схеме лечения, принёс временную выписку истории болезни, выписал несколько рецептов и предупредил, что Стас получил сильнейшую дозу химии, реакция на которую может наступить и через несколько дней. С воскресенья следует ожидать постепенного падения иммунитета до нуля с последующим его медленным восстановлением. Время полного отсутствия иммунитета может продлиться до недели и в этот период необходимо соблюдать строжайшие меры предосторожности от возможного заражения Стаса через пищу или воздушно-капельным путём. Поскольку схема лечения условна, набор химпрепаратов должен постоянно корректироваться в соответствии с реакциями организма Стаса, а для этого необходимо 2 раза в неделю приезжать на сдачу анализов крови. Такое расписание продлится, вероятно, до 5 марта, после чего частота посещений больницы может быть снижена до 1 раза в неделю. Одним из последствий химиотерапии должно быть выпадение волос на голове у Стаса. Доктор порекомендовал ему постричься наголо и пообещал, что к концу лечения волосы опять отрастут. 

Мы сходили с Димой в больничную аптеку и купили набор выписанных лекарств, потом распрощались и я вернулся в палату. Там мы собрали наши немногочисленные вещи и присели перед дорогой. Около часа дня позвонила Лена и сказала, что она со вторым гарантом выезжает на квартиру для подготовки договора аренды. Буквально через 5 минут раздался ещё один звонок. Звонила хозяйка квартиры. Она вежливо извинилась и сообщила, что они нашли арендатора на более долгий срок (на несколько лет) и просят нас не приезжать. Я чуть не выронил трубку: больше нам ехать было некуда, а из больницы мы уже выписались. Пришлось напрячь мозги и успокоить нервы, что бы сказать правильные слова и изменить ситуацию в нашу сторону. Мне удалось найти эти слова и через некоторое время хозяйка согласилась на наш приезд. Мы взяли вещи, вышли на улицу и, поймав такси, поехали в наш будущий дом, где нам предстоит прожить ещё минимум 5 месяцев.

Наши гарантки уже были на месте и писали длинные бумаги вместе с хозяйкой квартиры и её мамой – цепкими представительницами здешнего населения. Для того, что бы я смог подписать договор аренды этой двухкомнатной квартиры, моим гарантам пришлось выдать арендодателям по чеку на 10000 шекелей каждый (в сумме около $5000US), которые пойдут на компенсацию ущерба, если я каким-либо образом нанесу вред помещению или нарушу условия договора. Я очень благодарен моим знакомым, так как без их помощи я бы не смог снять квартиру по нормальной цене. Постараюсь не подвергать их риску потерять деньги.

После подписания договора хозяйки ушли, а мы пошли в магазины за продуктами (завтра шабат – все отдыхают) и за всякими хозяйственными мелочами. Притащили домой несколько сумок, причём все хозяйственные вещи дамы купили за свой счёт и категорически отказались брать у меня за них деньги. Более того, они принесли с собой два комплекта спальных принадлежностей (в каждом одеяло + наволочка + пододеяльник + простыня). Стас всё это время просидел в комнате в ожидании конца юридических процедур и визитов. В конце-концов мы распрощались, Стас вышел из «заключенья» и прямиком потопал на кухню разбирать покупки и подарки. Поставили в кастрюле нагреваться воду для чая, поскольку чайника у нас нет. Через некоторое время чай был готов и Стас, изголодавшийся по горячей пище и мясу, стал варить сосиски, съел 4 бутерброда с ветчиной, потом сосиски с кетчупом, потом яйцо, потом сварил и съел оставшиеся от первого захода сосиски. Он бы съел, вероятно, ещё столько же, но тут пришли новые гости-помощники во главе с Феникс, которые принесли недостающие нам полотенца, посуду, подушки и ещё кучу постельного белья. Теперь мы в полном спальном комплекте, а завтра нам грозились доставить стиральную машину, электрический чайник, телевизор и ещё что-то большое и неизвестное. Я впервые в жизни получаю «гуманитарную помощь» и не могу от неё отказаться, поскольку она мне реально нужна, так как бегать по магазинам я не имею возможности. Брать же за эти вещи деньги люди наотрез отказываются, да мне и неудобно им их предлагать, я понимаю, что делается всё от чистого сердца. Единственное, что мне удалось «провести в жизнь» — это отказ от денежной помощи. Я твёрдо сказал всем, что сейчас я имею возможность платить за лечение Стаса и деньги ни от кого брать не буду. Я знаю уровень достатка моих помощников и не могу позволить им отдавать свои деньги, которые им достаются далеко не просто. 

 

24.02.2007

Первая ночь вне больницы для Стаса прошла спокойно. Ни кашля, ни пота, температура утром +36,40С. Можно ли было мечтать об этом 10 дней назад, когда мы прилетели из Москвы в безнадёжном (по мнению многих московских врачей) состоянии? Радоваться, конечно, рано: впереди долгое, сложное, агрессивное лечение. Но уже то, что парень поднялся, избавился от изматывающих приступов температуры и кашля, ухитряется сам себе готовить еду и норовит затеять глобальную уборку квартиры – всё это гигантский шаг к жизни. Наша задача на ближайшее время – пройти без заражения какой-нибудь инфекцией десятидневный период отсутствия иммунитета. Это наиболее опасный период и мы примем все необходимые меры: от максимальной изоляции Стаса от контактов с людьми, до составления меню, в котором будет только термически обработанная пища и овощи-фрукты, с которых можно счистить кожуру или верхний слой. Опасным моментом является обязательное посещение больницы для процедур и сдачи анализов: тут и езда на такси и ожидание в приёмной больницы, где много разного народа. Но деваться некуда, будем одевать защитную маску и избегать контактов рук с предметами.

В ближайших планах доукомплектовать квартирное хозяйство до необходимого минимума и купить какую-нибудь маленькую, экономичную, дешевую б/у машину для поездок в больницу. Это удобнее, выгоднее и безопаснее, чем возить Стаса на такси. Общественный транспорт на период лечения для нас отпадает.

Вот такие у нас дела сегодня. Огромное спасибо тем, кто помогает нам со Стасом в этот трудный период, эта помощь нас очень выручает.

Пока Стас спал, я смотался в Холон за своими вещами. Заодно попользовал тамошний комп для передачи новостей. На обратном пути меня вёз таксист, по виду и речи похожий на выходца с Кавказа. Очень странный человек: он буквально ненавидит израильских евреев. Узнав, что я из Москвы, он собрался произнести речь на эту тему, но я посмотрел на него с удивлением и он прервал монолог. Как можно жить и работать в стране, к жителям которой так относишься? Как можно поносить граждан страны, которая предоставила тебе работу и место для жизни на своей территории? Странный таксист.

Вернулся домой, разбудил Стаса. Ему что-то нехорошо: вылез из-под одеяла зяблый, стал пить чай – начался озноб, потом состояние стало «мутное и непонятное». С трудом съел несколько бутербродов с ветчиной (точнее, 3 очень тощих), выпил таблетки и опять пошел спать. Комнату я предварительно нагрел подаренным отопителем. Положив у его изголовья два мобильника, я велел ему звонить при любых проблемах, а сам пошел за сковородой – этот предмет кухонной утвари у нас отсутствует, а Стас мечтает пожарить яичницу с беконом. Прикинул по карте направление на арабский квартал (у них выходной в пятницу) и пошел. Поскольку лень подталкивала меня найти магазин в непосредственной близости к дому, то я шел зигзагами, что сильно удлинило дорогу, но к желаемому результату не привело. Пришлось топать именно до арабского квартала, так как все магазины в еврейской зоне были закрыты. Зато у арабов торговля шла своим чередом. Проблемой стало объяснить продавцам, что я ищу. Пришлось рисовать сковородку на бумажке и они меня поняли (несмотря на мою тройку по рисованию). Нашлась и сковородка, единственная на весь магазин. Хилая, с тонкими алюминиевыми стенками и тефлоновым покрытием дна. Единственная радость – она достаточно большая. На обратном пути купил Стасу несколько апельсинов и здоровенный грейпфрут. Обратная дорога заняла существенно больше времени, так как я совершенно забыл, что взял с собой карту города, которую положил в задний карман джинсов. Я пытался вернуться домой короткой дорогой, напрямки, но эти «прямки» вышли боком и я почти дотопал до моря. Когда я его увидел в разрыве между домами, то повернул обратно. Тут до меня и дошло, что у меня есть карта. Я по ней сориентировался и дошел до дома быстро и без проблем. Стас спал и я не стал его будить.

Когда Стас в очередной раз проснулся, мы померили температуру, получилось 37,7. При 38 врач велел брать такси и быстро ехать в больницу. Решили не дёргаться и таблеток не пить. Через некоторое время Стасу полегчало, он встал и занялся приготовлением яичницы. В этот момент мы увидели не разобранную со вчера сумку, одиноко стоящую на кухне за углом стола. Мы её открыли и я вынужден был постучать себя по голове: в ней лежали кухонные принадлежности, принесённые Феникс, и среди них замечательная сковородка из нержавейки, с толстым теплоёмким дном и пластмассовой ручкой. Правильная такая сковородка. Теперь, когда у нас есть электрический чайник, 2 сковородки, куча тарелок, несколько кастрюль, набор ложек-вилок-ножей и несколько хорошего размера чашек – мы полностью укомплектованы кухонными принадлежностями. Полный комплект и в части постельных принадлежностей. Одна наша уважаемая форумчанка прислала музыкальный центр, точно такой, как был у нас в Москве.

Завтра к 8 утра едем в Ихилов на лечебную процедуру и сдачу анализа крови. Феникс нарыла несколько телефонов пунктов заказа такси в Бат Яме, куда я буду звонить завтра утром. Надеюсь, что моего английского хватит для заказа.

За окнами стреляют, однако. Вспоминаю Москву начала 90-х, когда в нашем районе стреляли каждую ночь.

 

25.02.2007

Встали в 6-30, умылись, оделись, взяли лекарства и вызвали такси, которое подъехало через 5 минут. 

В больницу приехали на 30 минут раньше срока и сели ждать доктора. Когда он появился, то выяснилось, что без справки об оплате предыдущего курса лечения нас не примут. Позвонил Диме, справка оказалась у него. Доктор сказал регистраторше, что лично гарантирует наличие справки и нас приняли. Стасова канюля в руке здорово его выручает: за 5 минут из него вытянули кучу крови и поставили капельницу, не сделав в нём ни одной новой дырки. Где-то через час анализ крови был готов, но Стасу продолжали что-то вливать через капельницу. Потом пришел Дима со своим шефом, поговорили и они пошли к доктору беседовать о нас. Вернулись радостные: доктор сказал, что состояние Стаса и динамика выздоровления не просто хорошие, но отличные и часть вливаний химии через капельницу он заменил на приём таблеток. Позже пришла зав.отделением и тоже похвалила Стаса. К стандартным процедурам нам прописали специальное лекарство, которое на несколько дней сокращает период иммунодефицита. Благодаря этому риск подцепить какую-нибудь инфекцию существенно сокращается. Денег это лекарство стоит весьма приличных, но мы, получив сокращение стоимости химиотерапии, имеем возможность оплатить это лекарство без выхода за запланированный бюджет. Всяческие вливания продолжались до 13 часов и закончились очередной порцией донорской крови объёмом около полулитра, которую Стасу вкачали напоследок. Поскольку кровь у Стаса редкая, группы (О) с отрицательным резусом, кто-то заметил, наполовину в шутку, что «этот пациент дорого обходится нашей больнице». Во сколько нам обходится эта больница я ему говорить не стал. После процедур мы пошли пообедали сэндвичами с чаем и потом сфотографировали Стаса у продавца фотоаппаратов в соседнем магазине. 

Вся эта лечебная процедура и хождения прилично утомили нашего отличника и он по приходу домой буквально свалился на диван. Ноги у него здорово опухшие; мы пожаловались доктору, но тот сказал, что это от химии и скоро пройдёт. Силёнок у него ещё совсем мало. 

Я отправился в магазин затариваться сосисками, которые доктор одобрил в качестве свободной от инфекции пищи. Купил в русском магазине ещё и 6 пачек пельменей, которые Стас любит. Когда он придёт в себя, составим список закупок и я пойду в магазин ещё раз: нужно постепенно запасать правильные продукты к периоду жёсткой санитарии, который начнётся со дня на день. Пока лейкоциты у Стаса в норме.

Завтра, возможно, ещё раз попробую толкнуться в контору по поводу льготной страховки Стасу.

Где-то к 17 часам Стас отлежался и начал функционировать. Мы составили список продуктов и хозяйственных мелочей для покупки и я снова пошел в магазин. Удалось купить почти всё необходимое. Особенно порадовали вешалки: мы, наконец, повесили в шкаф всю нашу верхнюю одежду, валявшуюся раньше на стульях. Проблема оказалась с кухонным ножом – не смог купить большой кухонный нож, нет его в местных магазинах. Причём не просто нет, а ещё и вопросы задают: 

«А зачем вам такой длинный нож?» 

«Арбузы, — отвечаю, — резать» 

«Так не сезон ведь арбузов сейчас», — отвечают. 

«Хлеб им резать буду!» — уже начинаю злиться я. Дотошные такие ребята. Или это повышенная бдительность населения из-за высокой опасности терроризма? Короче говоря, нож я пока купить не смог.

На ферме всё завалило снегом и Илья не может доехать на почту за деньгами. Похоже, что действительно сильно завалило… Он взял в вагончик и Эльзу, поскольку на улице сейчас холодно, а ей без Ганса согреться сложно. Теперь вся компания опять в сборе. Скоро к ним прибавится и Герда – щенок азиатской овчарки, которую Илюха договорился забрать у заводчицы 4 марта. Как Илья будет со всем этим табором управляться, не очень представляю.

26.02.2007

Утром поехал по страховым делам с Ирой. Проторчали до середины дня, но результата пока нет, так как нужна ещё одна подпись врача, на этот раз под фотографией Стаса, удостоверяющая, что на фото именно Стас. Завтра попробую получить эту подпись.

Помощники активно занимаются Интернетом и есть надежда, что завтра нам Интернет проведут. Придётся заключать годовой договор и заводить местную кредитную карточку, так как с наличными деньгами провайдеры здесь не работают, а карточка моего российского банка у них не авторизуется. С большим удивлением их спец слушал мои рассказы про то, что карточки доступа в Интернет в России можно купить почти в любом магазине и никаких проблем не возникает. Какие-то непонятные сложности здесь с этим делом. И на телевизоры существует специальный налог: имеешь телевизор – плати за это деньги два раза в год, да немалые, размер налога больше стоимости самого телевизора. С другой стороны, есть и хорошие отличия: машину купить-продать очень легко. Договор купли-продажи оформляется на любой почте за 5 минут. После этого покупаешь страховку на себя и всё, езди. Машина твоя.

Стас чувствует себя неплохо, только слабость и стопы здорово опухают и болят. Надо бы что-то с этим сделать, а то смотреть на его ноги грустно: стали больше (толще) на пару размеров. Он взялся пожарить рыбу на обед, но на нашем хилом газе рыба не столько жарится, сколько тушится. Тем не менее, результат получился вполне съедобный. Пока мыли посуду, отвалился слив в кухонной раковине. Стал разбираться и выяснил, что отгнил стяжной болт, так что починить слив стало невозможно. Пошел в арабский квартал, нашел там нужный магазин и купил новый слив в сборе за 35 шекелей. Установил, всё работает.

27.02.2007

Поднялись в 6-40, умылись, оделись и поехали в Ихилов. С такси возник некоторый напряг, так как диспетчер никак не мог понять название улицы, куда должен прибыть таксист. В итоге задержались на 10 минут. Таксист за рулём оказался с простудой, чихал, кашлял и сморкался, а Стас надел маску только в машине, чем меня здорово напряг. Прибыли с маленьким опозданием и нас сразу «взяли в работу». Ещё в машине у Стаса разболелись лёгкие и он еле дошел до амбулатории. Взяли традиционный анализ крови, потом стали вливать химию. Залили порцию химии и потом 2 литра физраствора. По мере вливания препаратов лучше ему не становилось и к концу процедуры он не смог встать с кровати. Анализ крови показал, что лейкоцитов в крови нет и, следовательно, настала пора предельной осторожности. Врач предупредил, что самочувствие дальше будет ухудшаться, хотя оно и так ни к чёрту. С завтрашнего дня и до воскресенья из лекарств сказано пить только один поддерживающий препарат, без химии, и вкалывать дорогущее лекарство для снижения риска заражения. Вкалывать это лекарство буду я, так что мы, надеюсь, будем свободны от докторов целых 4 дня. Перед уходом с процедуры Стасу пришлось минут 30 полежать, пока появились силы. Потом мы медленно пошли к такси и благополучно доехали до дома. Он сам поднялся по лестнице и завалился в кровать, накрывшись 2-я одеялами. Похоже опять озноб, хотя физической тряски не заметно.

Рядом со Стасом в амбулатории подобное лечение получали ещё 2 молодых парня из России. Нормальные такие, вполне здорового вида ребята. Им повезло: тяжелый диагноз был поставлен в самом начале заболевания и их не «лечили» по несколько месяцев от несуществующей болезни, как Стаса. В результате они прибыли в Израиль в хорошей форме и без повреждений внутренних органов. Наше доморощенное лечение – это разновидность лотереи, «повезёт – не повезёт», попадётся тебе грамотный врач – будешь жить, попадётся зашоренный профессор или бездарь – можно и жизнь потерять. Не думаю, что здешние специалисты сильнее лучших российских, но у здешних прекрасная организация исследовательских и диагностических процессов, отлаженная больничная инфраструктура, мгновенная координация усилий различных служб. Они работают чётко, быстро, грамотно, страхуясь от ошибок перекрёстными проверками и всесторонними исследованиями больного. Окончательный диагноз принимается коллегиально и в процессе обсуждения выясняются самые мелкие вопросы, устраняются неясности. И всё это делается БЫСТРО, данные анализов, обследований, снимки немедленно попадают в центральный компьютер и по сети доступны по первому требованию. У каждого больного на руке бирка со штрих-кодом и любая сестра сразу знает, что именно этому больному в текущий момент надо: какую процедуру проводить, какое лекарство давать и т.п. И врачей лишний раз по мелочам не дёргают.

У Илюхи на ферме всё нормально, за исключением того, что компьютеры на почте сломались и получить деньги он не может. Обещали, что к началу марта технику починят и деньги выдадут.

Нет доступа к Интернету. Предварительно договорились с установщиками на утро четверга. Надеюсь, что мне не придётся в это время куда-нибудь выезжать по делам.

Пока Стас отлёживался, я походил по окрестным магазинам. Не только длинных ножей нет, но и кроссовки я себе не нашел. Ходить в московских меховых ботинках по тёплому асфальту Тель-Авива порядком надоело.

Вернувшись из магазина около 16 часов я застал Стаса проснувшимся, но с сильной головной болью. Я ему помыл с помощью «Фейри» пару бананов и апельсин, очистил их, согрел чаю с лимоном и он впервые за сегодня поел. Теперь опять спит.

Как пояснил доктор, сейчас у Стаса происходит стремительное разрушение здоровенной опухоли в груди и в животе, в результате чего его организм отравляется продуктами её распада. Все внутренние органы работают в тяжелом режиме и с большой нагрузкой, отсюда всякие проблемы с самочувствием. Именно об этом периоде говорилось в начале химиотерапии, что его трудно перенести. Но мы со Стасом уверены, что его организм выдержит.

Вечером пошел в продуктовый магазин за «Баунти» для Стаса и по дороге заглянул в лавку местного электрика, который торгует и всякими железками. На всякий случай спросил у него про кухонный нож. Он подумал, полез куда-то под прилавок и достал оттуда два длинных столовых ножа, слегка тронутых ржавчиной. Это оказались классные немецкие ножи из самозатачивающейся стали, которые электрик использовал, похоже, для резки проводов. Он предложил мне эту пару за 20 шекелей и я немедленно их купил. Дома поправил эти ножи на фарфоровой тарелке, но их нужно переточить на алмазном круге, так как режущие кромки у них подпорчены. Ну да не беда, поправлю при случае.

28.02.2007

Стас не спал почти всю ночь, так как у него разболелся живот. Причём боль была сильной. Утром я застал его в позе эмбриона, слегка постанывающего. Срочно приготовил ему чашку крепкого чая без сахара и малость помахал над ним руками. Боли прекратились и я, оставив его отсыпаться за ночь, поехал по страховым делам.

На этот раз подпись врача признали правильной и документы приняли. Теперь предстоит «месяц-два» ждать решения. Тем не менее, важный этап первичного отбора пройден, спасибо за помощь Ире, без которой было бы проблемно быстро порешать этот вопрос.

На ферме заболела Эльза. То ли простыла (хотя она сейчас живёт в вагончике вместе со всей командой), то ли что-то не то съела. Появилось раздражение на спине. Гансова мазь закончилась и Илья попытается сегодня выехать в ГК сквозь снежные заносы, благо малость потеплело.

Жена получила по электронной почте фотографии Стаса, отправленные Леной (Ехидиной). По словам жены фотографии отличные и она им очень рада. На фото Стас снят в больничном боксе в первый день начала химиотерапии и в первый день приезда в арендованную квартиру после выписки из больницы. Символические такие фотографии.

Завтра утром должен придти монтажник, устроить доступ в Интернет. Было бы замечательно, а то чувствуешь себя, как в камере-одиночке. Благо форумчане позванивают и жена сообщает новости, поступающие к ней на комп в Москве.

Стасу сегодня выпал тяжелый день. Весь день у него были спазмы в нижней части живота, сопровождаемые сильной болью. Я сидел около него, поил его чаем и снимал накатывающие приступы. Помощи хватало на 10-15 минут и приступ начинался снова. Опять я глушил боль и возникал короткий передых. Часам к 15 мы были уже на грани того, что бы ехать в больницу. Стас сказал, что до такси дойти не сможет и придётся вызывать «амбуланс», как здесь называют специальную машину типа российской скорой помощи. Позвонил доктору Фредди, описал ему ситуацию и место локализации боли. Он посоветовал не кормить Стаса и пить больше жидкости, а если не поможет, то ехать в приёмный покой больницы. Делать это ну очень не хотелось, так как мы попали бы в процесс приёма с кучей проверок, анализов и суеты. Я решил, что стоит попробовать вывести Стаса из приступов самостоятельно, тем более, что они стали возникать немного реже и горячее пятно на его животе чуть сократилось в окружности и сместилось ниже. Где-то к половине шестого вечера приступы сошли на нет. К тому времени было выпито 8 кружек несладкого горячего чая и снято десятка два приступов острой боли. Появилась надежда, что ситуация нормализуется.

Да, живот так просто не сдаётся: сделал ещё пару попыток накатить боль, но мы их успешно отбили. Посмотрим, как пройдёт ночь. Сегодня Стас практически ничего не ел: попытку съесть порцию яичницы можно не считать – она не удалась.

Я побрился, взяв пример со Стаса, который сделал это пару дней назад. Под бородой я оказался неожиданно тощим. С другой стороны – я не на ферме, зачем мне борода, если из крана течёт тёплая вода и электрическая розетка рядом. Бороды – они от лени или недостатка удобств. Бывают, конечно, и для решения косметических вопросов, но не в моём случае.