01.09.2007

Сегодня день памяти моей бабушки Марии Яковлевны. Хорошая была женщина, добрая и исключительно заботливая. Надо будет, как приеду в Москву, сходить в закрытый колумбарий Николо-Архангельского крематория, где она похоронена, и заплатить за место. Там же похоронена и моя мать.

Мы со Стасом выспались и в середине дня поехали в русский магазин, который сегодня работает до 14 часов, за продуктами. На улице жара за +35 и Стас сильно утомился. По возвращении домой несколько минут отдыхивался, сидя на диване.

Очередной раз починил сломавшийся на прошлой неделе музыкальный центр и сейчас сижу, слушаю песни Окуджавы. Замечательные песни, философские. Настроение какое-то напряженное. Остро хочется хороших новостей. Любых. О победе какого-нибудь нашего теннисиста, о рекордном урожае у фермера, о выигранном судебном процессе кем-то из бесконечно обвиняемых коммерсантов, о починке генератора в ЛуАЗе; о чём угодно оптимистическом или положительном. 

С завтрашнего дня начинается довольно напряженная неделя: у меня со вторника операция, у Стаса два обследования, одно из которых ему придётся проходить без меня. Ну ничего, надеюсь, что он справится.

02.09.2007

Утром поехали со Стасом в Ихилов на приём к радиологу. Нам заранее подготовили документы и мы быстро попали на приём к профессору. Это оказался довольно молодой американец (еврей), весь из себя деловой и правильный. Ихиловский персонал его весьма уважает. Он порасспросил Стаса, простучал и послушал его грудную клетку, долго заносил в комп данные из принесённых нами бумаг, сходил в соседний кабинет с нашим CD диском с картинами томограмм, изучил. Потом сказал Стасу, что химиотерапия подействовала на него хорошо и что теперь дело за облучением, которое должно убрать остатки того, что сохранилось. Курс будет продолжаться 4 недели. 5-го Стас идёт на «симуляцию», потом неделю будут писать программу для облучателя на основе данных симуляции, а потом начнётся сам курс. Приезжать нужно будет ежедневно по 5 дней в неделю. Таким образом, всё это закончится не ранее 12-13 октября, а скорее всего – числа 20-го, так как начало процедур попадает на здешние праздники. Переносится облучение несравненно легче химиотерапии, занимает по 5 минут в день.

После беседы с профессором я отвёз Стаса домой и поехал сдавать билеты на самолёт. Оказалось, что эти билеты можно сдать только с большой потерей в деньгах, да и то вернут их только через месяц. Пришлось соглашаться, так как деваться некуда. Новые билеты брать не стал, так как нет ещё полной ясности с датой отлёта.

 

03.09.2007

Сегодня у нас получился полностью свободный день, никаких дел не запланировано. На улицу лишний раз не высунешься – жара. Стас сбегал в середине дня в ближайший магазин, а я вообще из дома не выходил. Ради интереса стал смотреть снимки Стасовых томограммс диска. Сама программа показа не открывается, но некоторые снимки можно посмотреть отдельно. Узнал много нового. Оказывается, у него в правом колене здоровенная металлическая накладка и опорный винт с упорной шляпкой, размером с советские 5 копеек, только в 2 раза толще. Плюс вросший отломок кости внутри сустава. Это последствие аварии на мотоцикле, когда его сбил гаишник. Я был в отъезде, а Стас решил прокатить приятеля на моей Ямахе. Ну и что-то там не сложилось с работником ГАИ, который его протаранил своим BMW. Был большой шум, который пришлось разруливать моему заму. Стас, когда падал, решил поберечь мотоцикл и подложил под него ногу. В итоге подножкой проткнул колено. Что из этого получилось, я увидел только сейчас. Похоже, что ни Стас, ни мать про это ничего не знали. Я тоже знал только, что были проблемы с коленом, из-за которого Стас хромал 6 месяцев и потом были вопросы на армейской комиссии.

Завтра с утра едем в Ихилов: Стас на очередное обследование и встречу с профессоршей, а я на госпитализацию. Поедем на такси.

Илюха смог, наконец, распечатать и отправить сегодня претензию вредному пайщику. 

Непонятно, как на ферме дела с засыпкой дороги.

04.09.2007

Утром вызвали такси и поехали со Стасом в Ихилов. Ему процедура была назначена на более раннее время, чем моя. Опять пришлось бодаться со страховщицей. Вернее, она молча дала мне разрешение, но выискала в бумагах несоответствие и опять сказала, что бы я обращался в Бат Ям. Запустив Стаса «в работу», я пошёл сдаваться хирургам. 

Приняли меня быстро и послали получать самоклеящиеся бумажки с личным штрих-кодом. Я их получил, отдал сестре и тут мне пришлось ждать часа два, пока освобождали отделение от выписывающихся больных, стелили постели, наводили порядок. Вместе со мной в холле ожидали ещё человек 5-6. Где-то в половине первого прямо в холл всем принесли обед. Естественно, всем, кроме меня. Ну да я не слишком огорчился. Ещё через пол часа после обеда нас, наконец, запустили по палатам. Мне досталась койка в двухместной палате, рядом с русскоязычным мужиком, около которого дежурила жена. Когда жена выходила из палаты, он начинал трепаться по мобильнику вполне бодрым голосом, а когда она возвращалась, принимался стонать, жаловаться на тошноту голосом умирающего, и всячески демонстрировать, как он мучается.

Получив постель и пижаму, я бросил вещи на подкатной столик и отпросился в пиццерию, догонять в еде своих «коллег». Съел здоровый кусок пиццы с грибами и сыром, которого мне, похоже, хватит до завтрашнего обеда, и вернулся в отделение. Там уже ждала дежурная сестра с целью «принять» меня. Тщательно расспросила, заполнила анкету, измерила давление (66/118), спросила телефон родственников, которым можно позвонить «в случае чего», повесила мне на руку браслет со штрих-кодом, дала какие-то бумаги на иврите. На вопрос, что это за бумаги, ответила: «Можете их выкинуть».

Позвонила жена, рассказала, что говорила со Стасом. Профессорша наговорила ему всяких страстей и он впал в тоску. Он так понял, что его могут оставить лечиться и дальше, после окончания радиотерапии, хотя доктор Фредди однозначно сказал, что в ближайшие 6 месяцев ничего с ним делать не будут. Надо этот вопрос уточнить, так как сегодня звонила хозяйка квартиры и выясняла, задерживаемся ли мы и на сколько.

Попробовал подключить комп к сети, но высветились миниэкранчики с красным крестиком: «сетевой кабель не подключён». Жаль, придётся просидеть 3 дня в одиночестве.

Завтра должны сделать операцию. Я себя настраиваю так, что всё это вроде бы будут делать не со мной. Пусть хоть что делают, постараюсь не реагировать.

Приходил какой-то доктор, посмотрел руку и нарисовал на ней фломастером здоровенную стрелу, указывающую на то место, которое будут оперировать. Для памяти, что ли? Что бы не забыть, где резать.

 

05.09.2007

Спал я довольно плохо: сосед «симулянт» стонал, кашлял, работала какая-то жизнеподдерживающая машинка возле его кровати, постоянно приходили сёстры, спать, короче, не давали. Выяснилось, что вчера он перенёс 12-и часовую операцию по замене межпозвоночного диска. Получилось почти как в том анекдоте: вбегает медсестра к врачу: «Доктор! Доктор! Симулянт умер!». Этот, к счастью, жив. Вчера вечером познакомились, нормальный оказался дядька.

В 6 утра пришла сестра, дала мне 2 таблетки, сказав, что от анестезиолога для спокойствия. Можно было их и не пить, я был совершенно спокоен. К половине 9-го принесли халат, застёгивающийся сзади, велели снять всё и надеть его. Только я успел переодеться, как санитар привёз за мной кровать на колёсиках. Я погрузился и мы поехали на -2 этаж. Прибыли в довольно большой зал, устроенный по типу приёмного покоя, с множеством закрывающихся занавесками кабинок. Ко мне последовательно подходили разные люди, что-то спрашивали, записывали в большой лист, расписывались и желали удачной операции. Наконец пришёл санитар и повёз меня в операционную. Там было довольно холодно, но не успел я об этом подумать, как на операционный стол положили подогретые простыни и я перебрался на них. Тут же медбрат ввернул мне в вену на тыльной стороне левой ладони «бабочку», вкатил через неё что-то и одел мне на лицо маску, велев глубоко дышать. Вдохов через 5 я отключился.

Очнулся я в том же зале, откуда меня забрали в операционную. На часах была половина первого. Операция длилась более 1,5 часов. Правое предплечье замуровано то ли в гипсе, то ли в пластике, кисть под ним горела огнём, но общее состояние было вполне бодрое и приятное. Там меня продержали около часа и потом отвезли обратно в палату, где немедленно подключили к капельнице. Капельницу я как-то не ждал, но решил потерпеть, благо она была всего на 0,5 литра. Где-то через час она закончилась, мне измерили давление и тут же поставили новую, уже на литр. Это мне совсем не понравилось, так как я не ел и не пил со вчерашнего дня. Я попросил меня отключить, так как чувствовал себя отлично, но сестра сказала, что у меня сейчас низкое давление (90/60) и они «не рискуют меня отключать». Ага – подумал я – в следующий раз будет вам давление! Когда минут через 40 они опять его стали измерять, я велел ему поднятья и их «манометр» показал 158/86. Хватит? Да, удивлённо сказала сестра и отключила меня от капельницы. Я тут же оделся и потопал в M`D. По своему физическому состоянию я вполне мог бы отправиться домой уже сегодня, но надо бы как-то разобраться с повязкой и «бабочкой». К корсету на руке приделана неудобная гофрированная баночка, в которую постепенно собирается кровь из разреза. Ходить и спать с такой штукой не очень удобно, а когда её снимут, я не знаю.

У Стаса симуляция сегодня сорвалась из-за чьего-то головотяпства: его забыли включить в список. Записали на завтра. Было бы отлично, если мы смогли бы уехать домой вместе.

06.09.2007

Ночь прошла почти спокойно. Рука не болела, хотя кровь в банку на предплечье продолжала понемногу собираться. Сегодня четверг – последний рабочий день недели. Должны бы меня выписать, что бы не сидеть здесь все выходные. Хотя непонятно, как я буду ходить по улицам с банкой на руке, тем более что сквозь рукав она не пролезает. Ну да фиг с ней, с банкой, главное домой попасть.

Только я верхний абзац дописал, как пришли врачи, спросили, как я себя чувствую, хочу ли выписаться. Услышав «Да», тут же сняли с руки баночку, выдернув отводящую трубку «на живую», а она уже успела малость «прижиться». Теперь сижу, терплю — сильно печёт ладошку. Пообещали через час выдать нужные бумаги и отпустить домой. Через 10 дней явиться на перевязку.

Ну вот, встретились со Стасом в больнице, где он проходил «симуляцию». У него всё нормально, старт облучений 18 сентября. Он подождал, пока меня выпишут, и мы вместе уехали домой. У меня с рукой всё нормально, только неудобно писать тексты на компьютере одной левой.

07.09.2007

Ночь проспал спокойно, но под утро рука разнылась так, что пришлось её уговаривать. Кое-как успокоил. Теперь Стас мне помогает с едой: пожарил мне яичницу, а то я одной левой рукой не мог управиться. Надеюсь, что через неделю разрезы схватятся краями и я смогу помогать себе правой рукой. В Хайфу сегодня не поехал: не хочу рисковать. Если попасть даже в простую предаварийную ситуацию, то рефлексы сами собой сработают и рука повредится. Особой спешки нет, так что я позвонил туда и передоговорился на следующую пятницу.

 Стас выглядит вполне бодрым, но тощим. Сходил в магазин, принёс еду. Так мы с ним друг друга дополняем.

Илюхе в ГК предложили ЛуАЗ в полуубитом состоянии за умеренные деньги. Вполне можно было бы его восстановить для нужд фермы. У меня просто руки чешутся добраться до этого железа.

Щебень на дорогу уже завезли, осталось только его разровнять и укатать.

На израильщине обещают со следующей недели похолодание аж до +27, так что Стасу будет полегче.

 

08.09.2007

Выспался нормально, рука почти не мешала. Утренняя боль стала заметно меньше. Только сегодня почувствовал, что горло полностью прошло: оно противно болело после наркоза. Врачи сказали, что это нормально. Под наркозом в рот вставляют трубку, по которой подаётся какой-то газ с воздухом. Трубка здоровенная: у меня даже зубы проверяли на предмет того, выдержат ли они эту процедуру. Пока идёт операция, довольно холодный газ беспрерывно подаётся по этой трубке и горло из-за этого простужается. Из любопытства пытаюсь вычислить, сколько времени продолжалась операция. Увезли меня из палаты в 8-30, где-то до 9-10 писали бумажки и осматривали меня, потом ввезли в операционную, воткнули в руку «бабочку» и дали наркоз через маску. Пришёл я в себя в 12-30 в предбаннике операционной. Около часа дня меня отвезли в палату. Пока я там отлёживался, то обратил внимание на то, что вывозимые из операционных больные «отстаивались» в этом предбаннике минут по 30, после чего их увозили. Получается, что возились с моей рукой не полтора, а минимум 2,5 часа. Как-то слишком долго, даже с учётом пластики сухожилий. У них ведь там почти конвейер, отработано всё до мелочей. Ну да ладно, главное, что бы всё срослось правильно. Скоро узнаю.

На улице тишина – шабат. Ортодоксальные иудеи считают, что именно соблюдение святости субботы помогло еврейскому народу пережить 2000 лет изгнания и не утратить своего единства и самобытности.

09.09.2007

Утром Стас позавтракал и мы поехали к страховщикам за кучей разрешений для него и для меня. Я мог бы съездить за ними и один, но было неизвестно, как у меня получится рулить одной рукой. Получилось нормально. Единственное затруднение при маневрировании на стоянках. Быстро получили нужные бумаги и вернулись домой через Бат Ям. По дороге Стасу не понравилось, как я веду машину, и он сказал, что будет ездить на такси до той поры, пока моя рука не заживёт. Я ему попытался объяснить, что для меня нет особой разницы, как вести машину по городу: одной рукой или двумя, но его это не убедило. Не помогла даже верная рекомендация смотреть при движении в правое окно, тогда пассажир не видит текущую дорожную ситуацию и не дёргается.

Илюха вчера весь день выравнивал дорогу, но полностью её, похоже, не сделал. Да и немудрено: эта работа не для лопат, а для бульдозера. Это грустно, так как при недостаточном слое щебня после начала дождей станут образовываться дорожные колеи в глиняном основании и вода начнёт стекать не в кюветы, а по этим колеям, чем быстро испортит дорогу. Подсыпка в этом случае не поможет: нужно будет на следующий год сгребать щебень, восстанавливать профиль дороги и снова засыпать щебёнкой. Будем считать, что Илья сделал всё, что смог (в рамках имевшегося скудного бюджета).

Рука моя более-менее в норме, но опускать её вниз не могу – сразу начинает ныть и дёргать. Так и хожу четвёртый день с поднятой на уровень уха ладошкой, почти как советский пионер.

10.09.2007

Более-менее шустро научился печатать левой рукой. Правая продолжает ныть, что непривычно, поскольку обычно всякие разрезы заживают на мне, как на собаке: быстро и первичным натяжением. Очень хочется снять повязку, но опасаюсь, так как под ней, похоже, проложена специальная пластиковая пластина сложной формы для создания (сохранения?) профиля ладони. Попробую снять за день до предстоящей перевязки.

Стас вроде бы в норме, только какой-то хмурый. Но не всегда.

Илюха взялся устанавливать солнечные модули и (при некоторой моей координации) запустил первую пару. Выяснилось, что зарядный блок модулей, встроенный в инвертор, может работать совершенно автономно от инвертора, что удобно. Пуск «первой очереди» солнечных модулей – значимое событие. Каркас установлен на опоры, проводка подсоединена, так что дальнейшее наращивание мощности можно будет производить проще. Всего солнечный блок из имеющихся комплектующих может быть доведён до 700 ватт/час мощности (номинальной).

Жара в Тель-Авиве спала и сегодня мы обходимся без кондиционера.