04.10.2011

Утром приехали узбеки забрать свои спальные принадлежности. Спросил у них, заплатили ли им деньги за копание ям. Ответили, что ещё ни за одну работу денег от Юры и Данилы не получали, а сделали они, кроме моих ям, ещё много чего в других местах. Обменялся с ними телефонами и договорился, что через пару дней они готовы будут поработать у меня.

Опять же утром приехал продавец навесного оборудования, привёз новый карданный вал для почвенной фрезы, денег за него не взял. Переходник на 8 шлицов пришлось снимать с бура. Надо бы ещё один переходник купить в Москве, а то каждый раз переставлять его с одного трактора на другой неудобно.

Тут же навесил фрезу, подогнал по месту вал с переходником и распахал три междурядья грецкого ореха. Пахал в полтора прохода, каждый проход по 5 раз. Оставил полоску невспаханной земли у каждого ряда для того, чтобы не вязнуть в сырой глине при посадке ремонтных саженцев. Междурядья постепенно выравниваются, колеи в них исчезают. Единственная проблема – фреза всё же забивается скошенной ранее травой и её приходится очищать. Приноровился делать это с помощью лома.

Бульдозерист работает, как заведённый: приехал без чего-то 9 и роет без остановок. Котлован формируется на глазах. Первый пласт дамбы он уже сделал и укатал его трактором, сейчас насыпает второй пласт. Он сказал, что террасы здесь не от оползня, а рукотворные: велика разница между почвой в овраге и на бугре. На бугре прочная глина с большим количеством щебня, а ниже обычная земля, легко сдвигаемая бульдозером. Хотя, как мне кажется, земля в овраге наносная, а на бугре родная голимая глина из которой состоит холм.

Бульдозерист запросил гидроуровень, а мой давным-давно пришёл в негодность, да и паршивый он был. Поехал в ГК за уровнем и только его купил, как позвонил водитель грузовика, привёзший чернозём с навозом. Пришлось мне быстро ехать на ферму.

Чернозём разгрузили в двух местах: у ям с техническим виноградом 1/3 машины (плюс к имеющейся куче), а 2/3 рядом с косогором. Варден, увидев непонятную чёрную кучу, принялся на неё лаять и терпеливо лаял минут сорок, постепенно приближаясь к ней. Дошёл, обнюхал, выдернул из кучи грязный мешок и успокоился. Теперь этот мешок лежит на газоне перед вагончиком.

Расплатившись за чернозём, я снова поехал в ГК, но больше из-за ощущения незавершённого действия, чем по необходимости. Купил себе в кулинарии салат и картофельное пюре на обед.

Температура около +16С, облачно, но дождя нет. Ветер южный 6-8 м/сек.

Бульдозерист сегодня в ударе: работал почти до 20 часов, вечером при свете фар. Походил я по второму слою дамбы и впечатлился: мощное сооружение и в верхней части широкое, вполне две машины разъедутся. От этого уровня дамба будет поднята ещё, минимум, на метр. Пруд получается трапециевидной формы и в поперечном разрезе ступенчатый. Такую форму Хольцер рекомендует для рыбоводных прудов, но у нас получилось само собой. Уровень дна ещё не достигнут. Есть смысл копать глубже, поскольку дно пруда хорошо бы сделать ниже внешней (нижней) стороны дамбы, т.е. заглубить непосредственно в тело холма. Спросил, сколько времени ещё потребуется на работу. «Дня три», — был ответ. Щебёнчатый бугор на левой стороне пруда плохо поддаётся лопате бульдозера и бульдозерист разрыхляет его «зубом», «растущим» на левом краю лопаты. Бугор начинается непосредственно от дороги к улью и плавно спускается вниз. Завтра его предстоит срыть.